Ифарамалеми и Икутубекибу. Мадагаскарская сказка

Ифарамалеми и Икутубекибу

Мадагаскарская сказка

У мужа с женой было много детей. Самую младшую девочку звали Ифарамалеми, потому что половина тела у нее была деревянная. Самого младшего мальчика звали Икутубекибу, потому что у него был огромный живот, волочившийся по земле. Родители не любили детей-уродов. Они часто насмехались над Ифарой.

— Разве от этой девчонки есть какой-нибудь прок? Да она два волоконца рафии вместе не свяжет, а все ест и ест...

Глядя на мальчика, они с презрением говорили:

— Этому толстобрюхому лопату земли не под силу поднять.

Сейчас вы услышите до чего дошла злоба отца и матери. В один прекрасный день они вырыли глубокую яму. Дети стали спрашивать их:

— Зачем ты вырыл эту яму, отец? Зачем ты вырыла эту яму, мать?

— Мы хотим сложить туда зеленые бананы, чтобы они дозрели, — отвечали те.

— А где бананы, которые вы хотите туда положить? — не унимались дети.

Но родители ничего им не ответили. Тогда Икуту сказал сестре:

— Отец и мать приготовили эту яму вовсе не для зеленых бананов. Они хотят похоронить нас живьем.

Ночью они вдвоем убежали. Ифара волочила негнущуюся ногу, Икуту еле полз из-за своего живота. Взобравшись на вершину холма, Икуту громко заплакал. Ифара стала его утешать:

— О чем ты так горько плачешь, младший брат? Мы избежали страшной опасности. Забудь про усталость, нас ждет долгий путь.

— Я не могу больше идти,— ответил ей Икуту.

Тогда Ифара взвалила брата на спину. Она сильно хромала и с трудом двигалась вперед. Икуту увидел это и сказал:

— Опусти меня на землю, сестра. Я постараюсь проползти еще немного, ты слишком устала.

Они побрели дальше плача в одиночку, чтобы не огорчать друг друга еще больше и не замешкаться еще сильнее.

Через три дня они увидели красивое место и решили остановиться. Набрали они травы, веток и построили небольшую хижину. Икуту рос, охотился, и нрав у него переменился: ведь мужчина — сосуд с темными стенками, что внутри — не увидишь! Теперь он меньше любил сестру: ведь он не так в ней нуждался.

Однажды он вернулся, неся добычу, и сказал:

— Ифара, уйди на свою половину!

Ифара ушла на свою половину, и он съел всех танреков* и ежей без нее. Уходя из дома, он сердито сказал сестре:

— Я запрещаю тебе охотиться на востоке. На север и на юг тоже не смей ходить. На этих землях охочусь я. Если ты пойдешь за мной, я побью тебя — я буду швырять комья земли прямо тебе в голову.

— Хорошо, — тихонько ответила Ифара, — я пойду на запад собирать кузнечиков и буду есть то, что найду.

Но однажды Ифара не смогла найти никакой еды и ушла далеко-далеко, дальше того места, где кончался запад. Там она набрела на хижину Итримубе. Великана не было дома. Ифара собрала всю еду, которую нашла, и вернулась.

Брат уже ждал ее.

— Откуда это ты так поздно идешь, Ифара?

— Я была далеко. На западе больше нет еды.

То, что она украла у Итримубе, Ифара спрятала. Икуту сварил обед и сказал, как всегда:

— Уйди к себе, Ифара.

Ифара ушла и села есть на своей половине. Она разделила рис и молоко и подсунула половину брату. Икуту удивился.

— Занахари послал мне рис и молоко,— сказал он. Ифара ничего не ответила. Она взяла несколько угрей и подсунула их под перегородку.

— Занахари послал мне угрей,— опять сказал Икуту. Ифара снова не проронила ни слова. Она открыла кувшин с медом, и по всей хижине запахло медом. Тогда Икуту сломал перегородку и закричал:

— Где ты все это взяла?

Ифара продолжала молчать. Она боялась, что Икуту захочет пойти в хижину Итримубе и из-за своего живота не сможет оттуда убежать. Но Икуту не унимался, он стал грозить сестре, и в конце концов она сказала правду.

Икуту тут же отправился искать хижину Итримубе, а Ифара пошла за ним. Вскоре мальчик с огромным животом опустился на землю. Ифара взвалила его на спину и понесла.

— Видишь хижину Итримубе? — то и дело спрашивала она брата.

Но Икуту ничего не видел. Наконец он крикнул: "Вижу!" Ифара шла вперед и наставляла его:

— Когда придем, не ешь много, а то не сможешь вернуться, и Итримубе поймает нас.

Немного погодя Ифара нашла рог быка и отдала его брату. Потом она нашла лопату, которой веют рис, потом железный прут.

— Зачем ты меня так нагружаешь? — опрашивал Икуту. Но Ифара не отвечала; она все шла и шла и тащила на себе брата.

Наконец они добрались до хижины великана. Дома была только его жена.

— Куда вы идете, дети? — спросила она.

— Пришли вас проведать, матушка,— ответила Ифара.

— А вы знаете, кто хозяин этой хижины?

— Нет, матушка.

— Он вас съест, если застанет здесь.

— А как зовут этого страшного человека? — спросила Ифара.— Неужели все эти богатства принадлежат ему одному?

— Его зовут Итримубе, и все эти богатства принадлежат ему. Он пожирает целые деревни, и они становятся его собственностью.

— А какое у него оружие? — спросила Ифара.

— У него нет никакого оружия. Он хватает кого хочет и съедает.

— Матушка, позвольте нам немного передохнуть. Этот бедный мальчик совсем не может идти, а я очень устала.

Их пустили в хижину.

— Давай убежим,— просил Икуту.— Придет Итримубе и съест нас.

Со страха он спрятался в саджуа*. И вот пришел Итримубе, всё вокруг задрожало от его шагов.

— Пахнет человеком... пахнет человеком,— проговорил он.

Его голос гремел как гром.

— Это я здесь, — откликнулась Ифара, — я, твоя великанша с хвостом.

— Покажи мне свой зуб,— потребовал Итримубе. Ифара показала рог быка:

— Разве это не зуб великанши с хвостом?

— Покажи мне твое ухо.

Ифара протянула лопату:

— Разве это не ухо великанши с хвостом?

— Покажи мне твою руку.

Ифара накалила докрасна железный прут и протянула великану. Итримубе завопил от боли. Икуту разбил саджуа и начал громко кричать вместе с сестрой. Итримубе подумал, что перед ним чудовище с двумя головами, и убежал.

Икуту с жадностью набросился на припасы великана; он съел столько, что Ифара не могла больше поднять его.

Итримубе вернется и съест нас,— сказала она.

Долго она думала, что им теперь делать, и придумала. Среди запасов риса она отыскала деревянные колышки с острыми концами, копье и нож. Ифара накрыла брата циновкой и сказала:

— Когда Итримубе войдет сюда, не шевелись. Если он что-нибудь спросит, размахивай перед ним копьем. Если он скажет: "Покажи язык",— показывай большой нож; если он бросится на тебя, столкни его в ров, а во рву я заранее воткну эти острые колышки. Когда он туда свалится, бей его копьем, пока не убьешь насмерть.

И Ифара ушла домой.

Через некоторое время Итримубе вернулся, хоть и боялся застать в хижине чудовище.

— Пахнет человеком... — проговорил он. Едва Итримубе сел, как перед ним заплясало копье.

— Кто ты? — спросил он.— Покажи свой язык.

И в ту же минуту появился нож. Итримубе испугался и хотел убежать, но Икуту толкнул людоеда, и тот упал прямо на острые колья.

Узнав, что Итримубе умер, Ифара вернулась к брату, и они завладели его богатствами. А когда весть об этом дошла до их родителей, те пришли к ним с любовью и лаской.

Вот почему люди говорят: родные любят красивых и богатых; если ты болен или беден, у них не найдется для тебя ни слезинки (394: с.140-144).


Итримубе — в фольклоре мальгашей (Мадагаскар) фантастическое чудовище, смесь великана-людоеда и семиглавой гидры

 

Записано Лоншан* в провинции Диего-Суарес (северная часть Ма­дагаскара).

Эта сказка соответствует распространенному сюжетному типу 327а.

Слова «Ифара, уйди на свою половину!» связаны с тем, что мальгашская хижина разделена внутри тростниковой перегородкой.

Одна из интересных особенностей сказки — изменения взаимоот­ношений брата и сестры. Сначала они любят друг друга и сестра, как это принято у мальгашей, преданно ухаживает за братом. Потом брат отталкивает голодную сестру, в помощи которой он больше не нуж­дается.

Попав в беду в доме великана, брат одолевает чудовище только по­тому, что выполняет советы сестры. Таким образом, горькая мудрость, высказанная в заключении, подкрепляется не только поведением злых родителей, но и поведением мальчика.

Заключительная часть сказки перекликается с большим циклом мальгашских сказок, в которых дети побеждают страшных чудовищ («Бибилулу, огромное чудовище, и хитрые маль­чишки», «Рабибибе и Кифундри, или Большой зверь и маленький маль­чик»).

Известен еще один менее разработанный вариант: Родители бро­сили сына и дочь. Оставшись одни, дети стали сами добывать пропита­ние. Когда сестра не нашла никакой пищи, брат не захотел с ней по­делиться, когда брат ничего не нашел, сестра поделилась с ним тушкой ягненка. Однажды сестра забрела в жилище великана-людоеда Тримубе, наелась досыта и принесла кое-что домой. Лакомка брат тоже захотел туда пойти. Сестра отговаривала его, но он не послушался. Брат так на­елся у Тримубе, что не смог пролезть в дверь. Сестра посоветовала ему спрятаться под лавку и взять в руки кочергу. Брат убивает чудовище, и они с сестрой радуются доставшемуся им богатству (Ренель, Т.I, №5, с.241, "Фарамалеми и Кутубекибу").


Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.