Чудовищные народы в рассказе Льва Толстого

В рассказе Льва Толстого "Рубка леса" солдат-забавник Чикин в духе скоморошины рассказывает, как он якобы описывал Кавказ, будучи в отпуску. Среди небылиц упоминаются тавлинцы, мумры и китайцы, описанные как чудовищные народы. Мотивы: одноглазые циклопы, люди-половинки, быстро бегающие в паре, гигантизм, карликовость, питание камнями, существа, сросшиеся друг с другом или с головным убором.

— А расскажи-ка, Чикин, как ты в отпуску тон задавал себе,— сказал Максимов, улыбаясь и поглядывая на меня, как будто говоря: «Не угодно ли тоже послушать глупого человека?»
— Какой тон, Федор Максимыч! — сказал Чикин, бросая искоса на меня беглый взгляд,— известно, рассказывал, какой такой Капказ есть.
— Ну да, как же, как же! Ты не модничай... расскажи, как ты им предводительствовал?
— Известно, как предводительствовал: спрашивали, как мы живем,— начал Чикин скороговоркой, с видом человека, несколько раз рассказывавшего то же самое,— я говорю, живем хорошо, милый человек: провиянт сполна получаем, утро и вечер по чашке щиколата идет на солдата, а в обед идет господский суп из перловых круп, а замест водки модера полагается по крышке. Модера Дивирье, что без посуды, мол, сорок две!
— Важная модера! — громче других, заливаясь смехом, подхватил Веленчук,— вот так модера!
— Ну, а про эзиятов как рассказывал? — продолжал допрашивать Максимов, когда общий смех утих несколько.
Чикин нагнулся к огню, достал палочкой уголек, наложил его на трубку и молча, как будто не замечая возбужденного в слушателях молчаливого любопытства, долго раскуривал свои корешки. Когда наконец он набрался достаточно дыму, сбросил уголек, сдвинул еще более назад свою шапочку и, подергиваясь и слегка улыбаясь, продолжал:
— Тоже спрашивают, какой, говорит, там, малый, черкес, говорит, или турка у вас на Капказе, говорит, бьет? Я говорю: у нас черкес, милый человек, не один, а разные есть. Есть такие тавлинцы, что в каменных горах живут и камни замест хлеба едят. Те большие, говорю, ровно как колода добрая, по одном глазу во лбу, и шапки на них красные, вот так и горят, ровно как на тебе, милый человек! — прибавил он, обращаясь к молодому рекрутику, на котором действительно была уморительная шапочка с красным верхом.
Рекрутик при этом неожиданном обращении вдруг присел к земле, ударил себя по коленям и расхохотался и раскашлялся до того, что едва мог выговорить задыхающимся голосом: «Вот так тавлинцы!»
— А то еще, говорю, мумры есть,— продолжал Чикин, движением головы надвигая на лоб свою шапочку,— те другие — двойнешки маленькие, вот такие. Всё по парочкам, говорю, рука с рукой держатся и так-то бегают, говорю, швытко, что ты его на коне не догонишь. «Как же, говорит, малый, как же они, мумры-то, рука с рукой так и родятся, что ли-ва?» — воображая передразнивать мужика, сказал он горловым басом.— Да, говорю, милый человек, он такой от природии. Ты им руки разорви, так кровь пойдет, все равно что китаец: шапку с него сними, она кровь пойдет.— «А кажи, малый, как они бьют-то?» — говорит.— Да так, говорю, поймают тебя, живот распорют да кишки тебе на руку и мотают, и мотают. Они мотают, а ты смеешься; дотелева смеешься, что дух вон...
— Ну, что ж, и имели к тебе доверие, Чикин? — сказал Максимов, слегка улыбаясь, тогда как остальные помирали со смеху.
— И такой, право, народ чудной, Федор Максимыч: верют всему, ей-богу, верют. А стал им про гору Кизбек сказывать, что на ней все лето снег не таит, так вовсе на смех подняли, милый человек! «Что ты, говорит, малый, фастаешь? Видано ли дело: большая гора, да на ней снег не будет таить. У нас, малый, в ростопель так какой бугор, и то прежде растаит, а в лощине снег лежит». Поди ты! — заключил Чикин, подмигивая.

В примечаниях к тексту уточнено, что словом «тавлинец» грузины и кумыки, а за ними и русские называли горское население Северного Дагестана, преимущественно аварцев. Откуда взято название "мумры", сложно сказать. Китайцы же в рассказ Чикина, видимо, попали из детских воспоминаний автора. В примечаниях к тексту про шапку китайцев сказано: "Версия, связанная с детскими воспоминаниями Толстого. 6 декабря 1908 г. Д. П. Маковицкий в своем дневнике записал: «Еще был разговор о восточных народах. Л. Н. говорил о том, что теперь с ними гораздо лучше ознакомились и что этому содействовала отчасти Японская война, а раньше о Востоке знали очень мало. Л. Н. вспомнил, как брат Николенька рассказывал, что китаец в такой шапочке, которую если снять с головы — кровь пойдет» (ЛН, т. 90, кн. 3, с. 271)".

Цитирую по современному 100-томному полному собранию сочинений, опубликованному на ФЭБ.

Толстой Л. Н. Полное собрание сочинений: В 100 т. Художественные произведения: В 18 т. / РАН; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького; Ред. коллегия: Г. Я. Галаган, Л. Д. Громова-Опульская (гл. ред.), Ф. Ф. Кузнецов, К. Н. Ломунов, П. В. Палиевский, А. М. Панченко, С. М. Толстая, В. И. Толстой. — М.: Наука, 2000—...
Т. 2. Художественные произведения, 1852—1856 / Подг. текста и коммент.: Н. И. Бурнашева; Ред. тома Л. Д. Громова-Опульская. — 2002. — 599 с.

Comments

KOT Re: Чудовищные народы в рассказе Льва Толстого
KOT's picture
Статус: оффлайн

Любопытно. Как раз на днях тоже впечатлился бестиарщиной в рассказе Толстого, правда Алексея :)

16 May, 2020 - 20:32
Адонис Re: Чудовищные народы в рассказе Льва Толстого
Статус: оффлайн

Которого? Константиновича? Да, у него прикольные были произведения, написанные на французском языке и опубликованные посмертно, про вурдалаков и призраков. Плюс его ранняя повесть "Упырь". Или ты что-то другое читал?

31 May, 2020 - 18:38
KOT Re: Чудовищные народы в рассказе Льва Толстого
KOT's picture
Статус: оффлайн

Да, Константиновича. В данном случае про "встречу через триста лет". Вроде подписано, что оригинал на немецком, но мне кажется, что все-таки тоже на французском, да и события происходят во Франции.

Просто цитата:

Имя Обербуа воскресило во мне множество воспоминаний. То были слышанные в детстве рассказы о старинном заброшенном замке и о лесе, окружавшем его. В народе жило одно предание, от которого меня всегда мороз подирал по коже: будто бы в том лесу путешественников иногда преследовал некий человек гигантского роста, пугающе бледный и худой, на четвереньках гонявшийся за экипажами и пытавшийся ухватиться за колеса, причем он испускал вопли и умолял дать ему поесть. Последнему обстоятельству он был обязан прозвищем «голодный». Называли его также «священник из Обербуа». Не знаю почему, но образ этого изможденного существа, передвигающегося на четвереньках, превосходил в моем воображении все самое ужасное, что только можно было представить себе. Часто вечером, возвращаясь с прогулки, я невольно вскрикивала и судорожно сжимала руку моей няни: мне мерещилось в сумраке, будто по земле между деревьями ползет отвратительный священник.

Собственно сам рассказ.

1 June, 2020 - 09:24

Отправить комментарий

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите слова, показанные на картинке ниже. Это необходимо для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя спам-бота. Спасибо.
7 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. То есть для 1+3, введите 4.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.