Чудо материнской любви. Японская сказка

Чудо материнской любви

Японская сказка

В старину, в далёкую старину, жили на самом краю одного маленького городка старик со старухой. Торговали они сладкими тянучками амэ*.

Однажды в тёмный зимний вечер постучалась в дверь их лавочки какая-то молодая женщина. Стоя за порогом, она робко протянула монетку в три гроша.

— Вот, дайте мне, пожалуйста, немного ваших амэ…

— Что ж вы стоите на холодном ветру, госпожа? Заходите, обогрейтесь, пока мы завернём вашу покупку.

— Нет уж, я тут постою.

Взяла молодая женщина свёрток с лакомством и пропала во мраке.

Пришла она и на другой вечер. Стали старики говорить между собой:

— Кто она такая и почему приходит в такую позднюю пору? Неужели у неё другого времени нет?

На третью ночь женщина пришла снова. А на четвёртую старики спохватились: не монетку она им оставила, а сухой листок.

— Ах, обманщица! — заголосила старуха. — Пойди, старик, за нею вслед, она ещё не ушла далеко. Кабы у меня глаза были получше, она бы мне не подсунула листок вместо монеты.

— Смотри, у порога комья красной глины… — удивлялся старик, зажигая фонарь. — И откуда только пришла эта женщина? По соседству у нас один белый песок.

Побрёл он в ту сторону, куда незнакомка скрылась. Смотрит: отпечатков ног на снегу не видно, только комки красной глины след показывают.

"Да ведь здесь и домов-то нет, — думает старик. — Неужто она на кладбище пошла? Кругом одни могильные памятники".

Вдруг услышал он плач младенца…

"Верно, почудилось мне. Вот и стихло… Это ветер в ветвях свистит".

Нет, опять послышался детский плач, жалобный и глухой, словно из-под земли.

Подошёл старик поближе. И верно, кто-то плачет под свежей насыпью могилы…

"Дивное дело! — думает старик. — Пойду-ка я разбужу настоятеля соседнего храма. Надо узнать, в чём тут тайна. Ужели в могиле живой похоронен?"

Разбудил он настоятеля. Пошли они к могиле с заступом.

— Вот эта, что ли? Здесь беременную женщину похоронили тому уж несколько дней, — воскликнул настоятель. — Умерла от какой-то болезни, не дождавшись родов. Да уж не почудилось ли тебе, старик?

Вдруг снова глухо-глухо послышался у них под ногами детский плач.

Стали они поспешно копать заступом. Вот показалась крышка нового гроба. Отвалили они крышку. Видят: лежит в гробу молодая женщина, будто спит, а на груди у мёртвой матери живой младенец. И во рту у него сладкое амэ.

— Так вот чем она его кормила! Теперь я всё понял! — воскликнул старик. — Велико чудо материнской любви! Нет на свете её сильнее! Бедняжка сперва давала мне те монеты, что ей по обычаю в гроб положили, а как кончились они, принесла сухой листок… Ах, несчастная, она и за гробом берегла своего младенца.

Тут пролили оба старика слёзы над открытой могилой. Разжали они руки мёртвой женщины, вынули из её объятий младенца и отнесли его в храм.

Там он и вырос, там и остался, чтобы всю жизнь заботиться о могиле своей матери, которая так сильно его любила.


Убумэ — в японской мифологии призрак женщины, умершей при родах


Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:

Comments

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
КАПЧА
Пожалуйста, введите слова, показанные на картинке ниже. Это необходимо для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя спам-бота. Спасибо.
1 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. То есть для 1+3, введите 4.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.