Слово автора из "Энциклопедии вампирской мифологии" (черновик)

Я вампиролог — мифолог, специализирующийся на межкультурных исследованиях вампиров. Есть много людей, претендующих на роль экспертов по сведениям и легендам о вампирах, которые скажут, что знают все о Владе Цепеше или графе Дракуле, или что могут назвать несколько разных видов вампиров. Я тоже могу это сделать, но известным вампирологом стала не так. Знать «кто, что и где» — это одно, но знать и, что еще важнее, понимать «почему» — это другое.
На протяжении всей истории в каждой человеческой культуре имелось воплощение вампира, существа ответственного за причинение бедствий, мора и смерти. Любитель или энтузиаст может знать, что хили — вампирическое создание, которое охотится на народ Коса в Лесото, Южная Африка, и быть уверенным, что это довольно незначительная занятная мелочь. Но знание «почему» хили — это то, что делает вампиролог. Почему народ Коса из этого региона Южной Африки развили своего вампира именно так? Почему хили выглядит так, как выглядит? Почему это неразборчивый убийца, нападающий на любого в любое время дня и ночи? Почему вампиры, живущие на Западе, совершенно разные во всех отношениях? Почему они не пересекают области/территории друг друга? Я знаю ответы на все эти вопросы, потому что углублялась в историю, антропологию, психологию, социологию и религиозные учения практически каждой культуры, которую смогла заполучить.
Один из вопросов, которые мне часто задают — как я вообще заинтересовалась вампирами. Я всегда не решаюсь ответить, потому что ответ на такой простой, как может показаться вопрос, на самом деле сложен, как и сам вампир. У меня не было ни единого случая, вызвавшего внезапный интерес, никаких случайных встреч с человеком, который вдохновил меня. Насколько я могу судить, мои родители были людьми, кто поощрял обучение и ценил образование у своих детей. По меньшей мере раз в неделю мы ходили в библиотеку, возвращаясь домой с мешаниной книг на самые разные темы. Каждый вечер мы обсуждали за обеденным столом все, что узнали в тот день, и мне кажется, что ничто не доставляло моим родителям большей радости, чем когда наша семья глубоко втягивалась в беседу, в которой все наши совокупные знания объединялись, сравнивались и обсуждались.
Очевидно, в какой-то момент моей юности я обнаружила, что мифология вампира вышла за рамки «Дракулы» Брэма Стокера, хотя по честному я не могу сказать точно, когда это произошло. Я всегда хотела быть сочинителем, и несколько лет назад взялась писать трилогию вампирских романов. Тогда я знала, что не хочу, чтобы мои вампиры были такими же, как все прочие вымышленные вампиры на этот момент; я хотела, чтобы мои вампиры меньше походили на вампиров Энн Райс и больше на оригинальную мифологию. То, что начиналось как небольшой обзор темы, быстро стало полноценным занятием, которое продолжалось на протяжении пяти лет. В конце своего исследования я написала не трилогию о вымышленном вампире, а скорее справочником сведений о вампире.
Проанализировав себя, могу сказать, что люблю вампирскую тему за то, что в ней всегда можно обнаружить что-то новое, за то, что тайна вампира все еще существует. Каждый раз когда находится древний кусочек пергамента или переводится заново, есть возможность, что будет назван еще неисследованный вид вампира, или это будет новая история о типе, который нам уже известен. В прошлом были книги, редкие и дорогие, недоступные большинству исследователей, либо потому, что они были недостаточно влиятельными лицами для доступа к ним, либо потому, что книги были заперты в далекой библиотеке. Однако с нынешними технологиями эти книги транскрибируются и сканируются в электронные документы, чтобы каждый мог получить доступ к ним, независимо от его причины, уровня дохода или академических полномочий. То, что когда-то было запрещено или утеряно теперь публикуется в Интернете в формате PDF. Мне нравится идея, что всегда будет еще одна книга для чтения и новое открытие. Это возбуждает меня как исследователя — вот почему я люблю вампиров.
Взять на себя задачу написать энциклопедию по любой теме — это чрезвычайно волнующе и устрашающе. Сперва в мою повестку дня входило установить какую конкретно информацию она должна была содержать, а также каким должен быть ее охват. Моя цель заключалась в том, чтобы сделать справочник, объединяющий рассеянные знания со всего мира, от всех культур, начиная от наших древних предков до нынешних родственников.
Кроме того, я хотела, чтобы моя книга была не только полезна серьезным академикам, которым могла бы понадобиться моя книга для собственных различных исследований, но и могла бы понравиться поклонникам. Для достижения этой цели я взяла на себя обязательство не исключать никакую культуру, религию или людей из какого-либо исторического периода, а также сообщать для каждой записи факты без персонализации, драматизации, акцентов или гиперболы. При этом я могла бы гарантировать, что каждая запись будет создаваться в равной степени со взвешенным уровнем профессиональной dégagé.
Следующая моя задача была, пожалуй, сложнее, потому что для написания энциклопедии о вампирах нужно иметь четкое определение что же такое вампир. Самое интересно, что нет существовавшей ранее или общепринятой идеи, не говоря уже о единственном, всеобъемлющем определении, в котором четко говорится, что же такое конкретно вампир. В этом случае, я должна была создать его и беспристрастно применить ко всем потенциальным записям в книге. Это было сложнее, чем кажется, поскольку то, что считается вампиром в современной Бразилии, при ближайшем сравнении не будет считаться вампиром у древних кельтов Ирландии — и все же каждое из этих мифических существ по стандартам местного народа во всех отношениях вампир.
Для начала, не все вампиры — нежить, то есть оживший труп человека, как например, бриколакас в Греции. Есть мифологии, где вампир — это живой человек, например, бруха из Испании. Не все вампиры считаются злыми; таламаур из австралийского фольклора — не только живой человек, но и может выбрать силу «добра». Не все вампиры выживают за счет человеческой крови; гробник болгарского фольклора питается исключительно скотом и тушами животных. Даже кровь не является необходимым условием; альгуль из арабского фольклора поглошают рис, а гаки из Японии могут питаться либо самурайскими пучками, либо мыслями, возникающими во время медитации. Это распространенное заблуждение, что вампиры могут появляться только ночью, поскольку дневной свет считается наиболее смертоносным; однако вряд ли это относится к шестидесяти видам вампиров, которые, как говорят, родом с греческих островов. Там, по-видимому, многие из местных вампиров особенно смертоносны в полдень, когда солнце находится в высшей точке. В пантеоне ацтеков древней Мезоамерики имелись вампирические боги, а также вампирические демоны, как и у индуистов, чья религия такая же древняя, но все еще по сей день практикуется во всем мире. Не остается вампир и неизменным созданием, так например пиштако из Перу на протяжении всей истории андского народа эволюционировал как по внешнему облику, так и в тактике охоты.
Итак, что же общего у всех этих разных видов вампиров со всего мира? Ответ прост: базовый человеческий страх. Независимо от того, где и как или на что он охотится, вампир нападает на то, что человек считает самым драгоценным. Причина почему нет единого определения вампира, состоит в том, что каждая культура в разный период времени и в разных местах боялась различных вещей. Вампир стал проявлением человеческого страха; как человек эволюционировал, так эволюционировал и вампир. То, что культурно важно для одного человека, не обязательно будет таковым для другого. Поэтому я использовала определение, которое использовала каждая уникальная и разнообразная культура на протяжении всей истории; я позволила людям, живущим со своими страхами, диктовать мне, что такое вампир.
С моим определением вампира, настолько установленным, насколько это возможно, я должна была определить — следует ли быть вымышленным вампирам? «Вымышленный» вампир, классификации ради, — это вампир, который является творением автора или творческой группы людей. Эти вымышленные персонажи не были включены намерено. Как я ни люблю Джосса Уэдона и его вампиров — они здесь представлены не будут. Было бы невозможно опубликовать книгу, содержащую творения, которые считаются самыми популярными вымышленными вампирами, не говоря уже обо всех вообще. Только время покажет какие вампирские персонажи из самых разных видов развлечений будут «исторически актуальны». Я не верю, что настало время говорить об этом.
Также в эту энциклопедию не включены одержимые убийством личности, массовые убийцы, каннибалы, садисты и серийные убийцы, проявлявшие вампирические наклонности. Эти типы людей не только не имеют отношения к вампиру как мифологическому существу, но и сами не вампиры. Ярлык «вампир» очень часто прикрепляется к людям, употребляющим человеческую кровь, например, Фриц Хаарман, «Вампир из Ганновера» — зачастую со стороны СМИ, которые пытаются создать из истории сенсацию. Люди, у которых фетиш на кровь и которые убивают ради его удовлетворения, как Элизабет Батори, «Кровавая графиня», не считаются вампирами. Она сама не считала себя вампиром. Ее окружение не считало ее вампиром. У нее не было ничего общего с тем как создается вампир, как живет или охотится. У нее не было особых сил или физических способностей, которые можно было считать вампироподобными. Она была живой, дышащей исторической личностью и очевидно не была вампиром.
Я также не включила криптозоологических созданий, таких как Зверь-вампир из Гринсборо, который, как утверждают, относится к АБК (аномально большим кошкам), атакующий домашний скот и сосущий его кровь. Пумы или, как их называют некоторые люди, горные львы — когда-то были уроженцами Северной Каролины. Департамент Управления дикой природы штата твердо стоит на том, что в дикой природе больше не осталось больших кошек. Исаак Харролд, начальник участка Комиссии по охране дикой природы Северной Каролины заверил меня, что, хотя КОДПСК каждый год продолжает расследовать многочисленные сообщения об «обнаружении» кугуаров, «нет никаких подтвержденных фактов, что популяция диких восточных кугуаров продолжает существовать в Северной Каролине. Из-за отсутствия каких-либо физических доказательств обратного, наша позиция заключается в том, что в штате нет диких кугуаров». Независимо от позиции КОДПСК, десятки охотников и очевидцев каждый год сообщают о том, что видели этих кошек; часто эти утверждения сопровождаются размытыми фотографиями самого зверя или его следов. С одной стороны, кажется нелепым доказывать, что в горах и предгорьях Северной Каролины есть пантеры. С другой, сообщения очевидцев и размытые фото заставляют задуматься, не реальны ли они в самом деле. Как бы то ни было, стандарт должен поддерживаться. Кроме того, Зверь-вампир из Гринсборо был замечен и зарегистрирован только с начала 1950-х годов, и хотя он, безусловно, является частью местной истории, он ни в коей мере не считается культурно значимым и не имеет отношения к мифологии. (Полную историю этого вампирического существа можно найти в моей книге «Населенная призраками история Гринсборо»). Однако, я включила тех вампирических созданий, которые представляют собой культурную достопримечательность и исторически уместны, например, чупакабра в Мексике. Этот вид вампира был замечен с 1500-х годов и долгое время был частью истории и мифов местных людей.
Когда это было возможно, в конец каждой отдельной статьи я включала источник, который использовала, чтобы на него могли ссылаться другие. Я обращалась к самому старому источнику, который смогла найти, чтобы подтвердить написанное, и пыталась консультироваться с наиболее авторитетными доступными работами. Большая часть информации о вампирах, которую я обнаружила, была взята из широкого круга источников на разные темы, что появлялись в научных и фольклорных журналах, а не в нью-эйдж или оккультной секции книжного магазина. Чтобы сесть и написать эту книгу мне понадобилось пять лет интенсивных исследований для сбора необходимой информации. Ни одна запись не поступала из какой-нибудь одной книги. Для читателя, желающего узнать больше или начать собственное исследование, в конце приведена полная библиография.
Для читабельности я использовала в перекрестных ссылках малые прописные буквы. Я считаю, что перекрестные ссылки важны, особенно когда речь заходит о стремлении читателя узнать больше. Перекрестные ссылки позволяют знать, что доступна дополнительная информация и она прямо под рукой. В дополнение к этому, есть исчерпывающий алфавитный указатель, который можно найти в самом конце энциклопедии.
Существует огромное количество научно-популярных книг о вампирах и, хотя я не могу лично ручаться даже за самый маленький их процент, есть несколько книг, которые, по моему мнению, актуальны и заслуживают внимания. Все это нехудожественная литература, а информация, которая в них содержится, в принципе неустаревает. Например, история Древнего Рима записана и хорошо известна. Хотя могут появиться новые фрагменты информации или выявлено новое понимание ситуаций, книга Эдварда Гиббона «История упадка и разрушения Римской Империи», впервые опубликованная в 1781 году, по-прежнему остается актуальным историческим справочником. «Энциклопедия вампиров» Мэтью Бунсона предлагает читателям хорошую смесь мифологических и вымышленных вампиров, а еще книга Дж. Гордона Мелтона — «Энциклопедия нежити». Книга Розмари Эллен Гайли «Полный вампирский справочник: легенды и фольклор о живых мертвецах» охватывает мифологических и вымышленных вампиров, а также реальных или живых вампиров, то есть тех, кто живет на «вампирский лад». Как уже упоминалось, в этих книгах представлено различное количество информации о вымышленных вампирах из книг, фильмов и телевидения. Хотя это интересно и занимательно, этот материал не относится к мифологии и истории вампира, поэтому не подходит для данной энциклопедии. Само собой, книги Монтегю Саммерса «Вампир, его друзья и родичи», «Вампир в фольклоре и легендах» и «Вампир в Европе» — «обязательны к прочтению» всем, кто серьезно относится к своим знаниям о вампирах. Однако, имейте в виду, что Саммерс был очень религиозным человеком и часто передавал свои чувства, когда не добавлял собственного христианского мнения. Лично я люблю «Вампир» Орнеллы Вольта, несмотря на то, что эта книга не вникает в глубину разнообразия вампирских видов; однако она предлагает замечательное понимание человеческой психики, насколько она относится к вампиру. Аналогичный комментарий можно сделать для книги «О кошмаре», написанной Эрнестом Джонсом. Возможно, я особенно люблю эти книги, потому что они меньше останавливаются на том, «кто, что и где» и больше сосредоточены на «почему».
Мне часто задают извечный вопрос: «Ты веришь, что вампиры реальны?» и мой ответ снова и снова остается решительным и непоколебимым «Нет, я не верю». Мое рациональное и научное «я» не может признать их существование. Я не верю, что есть ходячие трупы, блуждающие по сельской местности и темным переулкам в поисках подходящей добычи, которую они могли бы заманить в тихую сень, чтобы поддержать свою жизнь, поглощая человеческую кровь. Это не значит, что я не испытываю тех же культурных страхов, что и мои ближние; я просто не возлагаю вину за эти страхи на вампира.
Тем не менее, на случай, если я ошибаюсь, не берите конфеты у незнакомцев.
В этой заметке я хотела бы выразить признательность тем, кто работал до меня, чей список слишком длинен, чтобы приводить его в полном объеме, но который состоит из редакторов, художников и специалистов по истории, работавших в исследовании оккультизма, изучении паранормального, психологии, парапсихологии и переводе. Также я хотела бы поблагодарить Джину Фараго, моего экстраординарного бета-ридера; Джун Уильямс, которая сыграла важную роль в руководствах по произношению; и особенно моего мужа Гленна, который обрабатывает мое письмо и делает авторство возможным. Вам всем я выражаю свою сердечную благодарность. Я не смогла бы сделать это без вас.

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.