Саламандра
Саламандрав средневековых бестиариях, алхимической традиции и геральдике огненная ящерица, живущая в огне, символ и дух огня
Salamanderis a small multi-colored lizard which able to exist in fire
Salamanderанглийское написание названия Саламандры английское написание названия Саламандры
Salamandraлатинское написание названия Саламандрылатинское написание названия Саламандры
Stellioодно из латинских имён саламандрыis another name for Salamander in Latin
Σαλαμανδραгреческое название саламандрыis Greek name for Salamander

С самых первых сообщений о загадочной саламандре её спровождала некоторая двойственность: огненное ли это существо или противостоящее огню, а значит холодное. По всей видимости задал её первый автор античности, который упомянул об этом существе:

На Кипре, где пережигают [медную руду], камень халкит, если он будет заложень [в печь] на несколько дней, в огне возникают зверьки, по величине немногим крупнее, чем большие мухи. Эти [зверьки] крылаты, прыгают и ходят по огню. Как эти [зверьки], так и упомянутые [снеговые черви] умирают, если их отделить: первых от огня, вторых от снега. А что некоторым животным по их прочному составу возможно не сгорать в огне, это с очевидностью показывает саламандра: она, как утверждают, проходя по огню, гасит его.

Аристотель "История животных", V.19 (539: с.221)

Как видно, до сообщения о саламандре Аристотель написал про каких-то ещё более загадочных летающих зверьков, которые рождаются в плавильных печах и не могут жить вне огня. Саламандру Аристтель описал как существо гасящее огонь, но впоследствии эти самые маленькие зверьки, кажется, повлияли на то, что сама саламандра стала довольно парадоксальным существом. Оставаясь сама холодной и гасящей огонь, она могла считаться существом, которое сам огонь и порождает, как это написано у Элиана в II в. н.э.:

Саламандра — не единственное из тех рождённых огнём существ, как и так называемые светлячки, но она такая же смелая как и они и встречает огонь и сражается с ним как с врагом. И доказательство этому следующее. Она живёт там, где мастера и ремесленники работаютe на кузне. И покуда огонь горит во всю свою силу и помогает им проявить свои умения и навыки, то они не обращают ни малейшего внимания на это животное. Но когда огонь ослабевает и затухает и мехи дуют без всякого эффекта, то тогда они понимают, что вышеупомянутое существо работает против них. И, соответственно, они выслеживают его и осуществляют отмщение. И когда огонь зажигается вновь, то он легко поддерживается и больше не затухает, если подбрасывать ему обычное топливо.

Элиан "О природе животных", II.31 (182: Vol.1, p.130-131)

Плиний Старший (29-79 гг. н.э.) первым из дошедших до нас произведений античных авторов описал внешний вид этого существа. По его словам саламандра — это пятнистая ящерица, собственно, как и современная саламандра. Однако по поводу горячести или холодности природы саламандры Плиний был категоричен: существо холодно как лёд. Как и другие аторы до него Плиний не был уверен в том как рождаются саламандры. По его словам этих существ можно увидеть только в ненастную погоду и что они возникают из неизвестного источника. Это же, судя по всему, вынудило считать Плиния этих животных бесполыми и поэтому не производящими потомство (112: X.87.189; Vol.III, p.412). Кроме того, Плиний описал это животное как одно из самых ядовитых существ:

Anguem ex medulla hominis spinae gigni accepimus a multis. pleraque enim occulta et caeca origine proveniunt, etiam in quadripedum genere, sicut salamandrae, animal lacertae figura, stellatum, numquam nisi magnis imbribus proveniens et serenitate deficiens. huic tantus rigor ut ignem tactu restinguat non alio modo quam glacies. eiusdem sanie, quae lactea ore vomitur, quacumque parte corporis humani contacta toti defluunt pili, idque quod contactum est colorem in vitiliginem mutat.

Gaius Plinius Secundus "Naturalis Historia", X.84.184 (112: Vol.III, P.410, 412)

Многие авторитеты утверждают, что змея может родиться из спинного мозга человека. Множество животных появляются из некоего скрытого или тайного источника, даже четвероногие, например, саламандры, существа выглядящие как ящерицы покрытые пятнами, появляются только во время больших дождей и исчезающие в хрошую погоду. Они столь холодны, что тушат пламя, когда касаются его, как это делает лёд. Саламандра извергает из своего рта молочные выделения, прикоснувшись к которым человек немедленно теряет все свои волосы, а место прикосновения меняет цвет и покрывается паршой

Плиний Старший «Естественная история», X.84.184 (112: Vol.III, P.4110, 412)

Действию яда саламандры у Плиния посвящён целый пассаж, в котором автор живописует коварность и зловредность этого существа. Кроме этого, со ссылкой на некоего Секстия, он довольно скептически относится к идее о том, что саламандры гасят огонь, говоря, что в Риме уже давно бы это выяснили опытным путём, намекая на частые и разрушительные пожары в городе:

Inter omnia venenata salamandrae scelus maximum est. cetera enim singulos feriunt. nec plures pariter interimunt, ut omittam quod perire conseientia dicuntur homine percusso neque amplius admitti a terra, salamandra populos pariter necare inprovidos potest. nam si arbori inrepsit, omnia poma inficit veneno, et eos qui ederint necat frigida 75 vi nihil aconito distans. quin immo si contacto ab ea ligno vel lapidi crusta panis inponatur, idem veneficium est, vel si in puteum cadat, quippe cum saliva eius quacumque parte corporis vel in pede imo respersa omnis in toto corpore defluat pilus. tamen talis ac tanti veneni a quibusdam animalium, ut subus, 76 manditur. dominante, eadem illa rerum dissidentia venenum eius restingui primum omnium ab his quae vescantur illa verisimile est, ex his vero quae probantur cantharidum potu aut lacerta in cibo sumpta. cetera adversantia diximus dicemusque suis locis. ex ipsa quae Magi tradunt contra incendia, quoniam ignes sola animalium extinguat, si forent vera, iam esset experta Roma. Sextius venerem accendi cibo earum, si detractis interaneis et pedibus et capite in melle serventur, tradit negatque restingui ignem ab his.

Gaius Plinius Secundus "Naturalis Historia", XXIX.23.74-76 (112: Vol.VIII, p.230, 232)

Среди всех ядовитых животных саламандра самая опасная, так как если другие поражают отдельных людей и не убивают их по несколько сразу, не говоря уже (как говорят) о том, что они погибают от угрызений совести, после того как укусят человека и о том, что земля отказывается их принимать, то саламандра поражает целые племена, захватив их врасплох. Ибо если она взбирается на дерево, то отравляет своим ядом все фрукты на нём, убивая как аконит своими замораживающими свойствами тех, кто съест их. Более того, если кусок хлеба положить на дерево или камень, которого коснулась саламандра, или если она упадёт в колодец, то хлеб или вода будут отравлены и все волосы выпадут на теле в том месте, какое бы оно ни было, даже подошва стопы, которого коснётся её слюна. Несмотря на то, что это такое ядовитое существо, некоторые животные едят его, например, свиньи. Вполне возможно, что под влиянием антипатий среди живых существ, что её яд лучше всего нейтрализуется теми. кто ест саламандру. Но среди признанных средств от её яда шпанские мушки в виде питья и ящерица, если её съесть. Про другие противоядия я уже говорил и ещё буду говорить в надлежащем месте. Если же говорить про её свойство тушить огонь, которое ей приписываютмаги*, говоря, что никто другой не может потушить огонь, то если бы саламандры действительно делали так, то им бы давно бы это выяснил и воспользовался. Секстий утверждает, что в качестве еды саламандра, после того как у неё были вырезаны внутренности, отрезаны ноги и голова и она была законсервирована в меду, — это афродизиак, но отрицает её способность тушить огонь.

Плиний Старший «Естественная история», XXIX.23.74-76 (112: Vol.VIII, p.231, 233)

В христианской культуре удивительное свойство саламандры не сгорать в огне сразу же было вовлечено в контекст новой культуры. Аврелиан Августин вспоминает про саламандру в контексте доказательства того, что тела людей могут горечть, мучаясь, вечно, что поднимали на смех натурфилософы того времени. Если говорить об общем контексте, то Августин говорит о чудесах как таковых. Чудо, имеющие много слов для выражения в латинском языке, понималось в античности как нечто, что происходит "против природы". Августин, говоря о всемогуществе христианского бога, утверждал фактически, что чуда нет, так как всё, что происходит, происходит по воле божьей. Если немного отвлечься, то можно сказать, что эта идея привела к большим противоречиям в дальнейшей христианской культуре. Если "высокая", учёная культура по-прежнему отрицала чудо, так как ничего не может происходить против воли бога, даже то, что нам кажется чудесным, то низовая, особенно выраженная в житиях святых, постоянно требовала чуда от святого, которое он демонстрировал, тем самым обращая в христианство неверных. Тем не менее, чтобы показать то, что тела осуждённых могут быть вечно мучимыми в адском пламени, Августин приводит многочисленные доказательство существования разного рода предметов и существ в огне, как и вообще приводит длинный список необъяснимых "чудес". И вот тут ему и пригодилась саламандра:

"Поэтому если саламандра живёт в огне, как пишут любознательные исследователи природы животных; если некоторые всем известные горы Сицилии столь продолжительное время, с глубокой древности и до наших дней, непрерывно извергают пламя и остаются целыми, тем самым непререкаемо свидетельствуя, что не всё то гибнет, что горит; наконец, если и душа наша показывает, что нет ничего невероятного, если тела людей, осуждённых на вечное мучение, будут сохранять душу и в огне, будут гореть, не сгорая, и страдать, не погибая?

Аврелиан Августин "О граде Божием", XXI.4 (63: с. 1146)

Параллели между саламандрой и библейскими событиями были найдены даже раньше. Уже "Физиолог", написанный во II веке н.э., заложил основы на основании которых в Средние Века можно было понимать саламандру символически. Животные в "Физиологе" тоже на самом деле часто являются не больше чем символами добротелей, библейских персонажей, бога, адских демонов или грехов. Статья про саламандру в этом смысле не доведена до логического завершения, но параллели были проведены ясные:

Est mirabile hoc in Danihelo de tribus fratribus: in camino ignis missi sunt, ut et hymnum dicerent deo [cf. Dan. 3]. Uere non mirum iusti enim fuerunt; et si mortuos suos suscitauenmt, neque magnum iustos montes transferri in mare [cf. I. Cor. 13. 2]. Phisiologus dixit de saura que dicitur salamandra, quoniam si introiuit in camino ignis uel fornace balnearum, omnis ignis extinguitur; talem naturam habet. Quanto melius, qui secundum iustitiam extinguerunt uirtutem ignis, obturauerunt ora leonum [Heb. 11. 33].

Physiologus versio Y, XLV (629: p.132)

Чудесная история о Данииле и трёх братьях: в огненную печь они были брошены и там славили Господа и пели гимны (Дан. 3). Однако это не такое уж и чудо, посколькоу они были всего лишь людьми, как не было бы чудом если бы они воскресли из мёртвых или двигали горы (Кор. 13.2.). Физиолог говорит о ящерице называемой саламандрой, которую если поместить в печь огненную или в очаг банный, то огонь погаснет. Ибо таковую природу она имеет. Насколько же лучше те, кто благочестием угашали силу огня и заграждали пасти львов (Ев. 11.33-34)

Physiologus, version Y, XLVII (629: p.132)

Интересно, что средневековые бестиарии больше опирались не на текст "Физиолога", а на другой важнейший источник — "Этимологии" Исидора Севильского, в основном, повторяя его текст:

Salamandra vocata, quod contra incendia valeat. Cuius inter omnia venenata vis maxima est; cetera enim singulos feriunt, haec plurimos pariter interimit. Nam si arbori inrepserit, omnia poma inficit veneno, et eos qui ederint occidit; qui etiam vel si in puteum cadat, vis veneni eius potantes interficit. Ista contra incendia repugnans, ignes sola animalium extinguit; vivit enim in mediis flammis sine dolore et consummatione, et non solum quia non uritur, sed extinguit incendium.

Isidori Hispalensis Episcopi Etymologiarum Sive Originum, XII.4.36 (88)

Саламандра так названа, потому что противостоит огню. Ее яд из всех имеет наибольшую силу. Другие гады убивают по одному, а она сразу многих. Ведь если она проникнет на дерево и напитает плоды ядом, то убьет всех, кто их съест, и даже если в колодец упадет, сила ее яда убивает всех, кто выпьет воды из колодца. Она сопротивляется пламени, одна из всех животных лишает огонь силы. Поэтому она без страдания и вреда остается живой посреди огня и не только не сгорает, но и гасит пламя.

Исидор Севильский "Этимологии", XII.4.36 (118: с.326)

Как можно заметить, ни в тексте "Физиолога", ни в "Этимологиях" ничего не говорится о внешнем виде саламандры. отчасти этим можно объяснить то, что в бестиариях саламандра может иметь подчас очень странный вид, от сатироподобного существа в рукописи Бернского "Физиолога" до крылатого собакоподобного существа во французском бестиарии XIII века из собрания музея Гетти. В "Этимологиях" саламандра, однако, находится в подразделе змей, что хотя бы отчасти давало ориентир миниатюристам. Кроме того, Плиний, писавший о существе как о ящерице в пятнах, тоже читался в Средние Века. Хотя и вопрос происхождения миниатюр в бестиариях достаточно сложный и спорный, всё-таки большинство бестиариев изображали саламандру в виде ящерицы или змеи.

Раннесредневековое сочинение "Книга чудовищ", предположительно написанная англосаксонским автором Альдхельмом (VII в.) сохраняет только главную особенность саламандры — способность существовать в огне:

Salamandra quoque tantae atrocitatis esse describitur ut eam nulla vis flammarum laedere possit, sed in ignibus velut pisces in aqua vivere posse perhibetur

Liber Monstrorum, III.14 (1180: p.274)

Саламандру описывают такой свирепой, что никакой огонь не причиняет ей вреда, но в огне живёт как рыбы в воде.

Книга чудовищ, III.14 (1180: p.274)

Альдхельм ещё раз вспоминает саламандру в своих "Загадках", стихотворных загадках, написанных на латыни, где тоже говорит о несгораемости существа и явно намекает на случаи "несгораемости" святых в житийной литературе (266: p.104).

В XII веке история про саламандру приобретает неожиданный поворот. В конце этого столетия по Европе циркулирует письмо. якобы написанное якобы царём Индии Иоанном, который одновременно является и священнослужителем. Эта одна из самых известных исторических фальсификаций заставила европейцев временно поверить, что далеко в Индии существует праведный и могущественный правитель, с которым в Европе даже какое-то время пытались наладить связь, чтобы привлечь его в борьбе с мусульманами. Естественно, никакого Иоанна, как и его страны, не существовало, но это повлияло на значительное усиление восточной политики и европейских дворов и папства. "Письмо пресвитера Иоанна", конечно, не могло быть написано вне Европы. Фактически, это энфиклопедия чудес, которым наделала Восток именно европейская цивилизация. и произведение не могло быть написано восточнее Византии. В описании провинции страны пресвитера Иоанна есть и саламандра.

42 In alia quadam provincia iuxta torridam zonam sunt vermes, qui lingua nostra dicuntur salaniandrae. Isti vermes non possunt vivere nisi in igne, et faciunt pelliculam quandam circa se, sicut alii vermes, qui faciunt sericum. 43. Haec pellicula a dominabus palatii nostri studiose operatur, et inde habemus vestes et pannos ad omnem usum excellentiae nostrae. Isti panni non nisi in igne fortiter accenso lavantur.

Presbiter Iohannes potentia et virtutoe, 42-43 (1183: s.915)

В другой области рядом со знойным поясом вродятся черви, которые на языке нашем называются саламандрами. Эти черви могут жить лишь в пламени, они строят вокруг себя кокон, подобно тем гусеницам, которые производят шёлк. 43. Эти куколки тщательно обрабатываются служительницами нашего дворца, а поэтому есть у нас одежды и ткани для нужд Нашего Величества. Эти ткани нельзя стирать иначе, как в раскалённом пламени.

Письмо пресвитера Иоанна, 42-43. (152: с.26-27)

Описание саламандры и то, что она производят ткань совершенно однозначно происходит от описаний червей-шелкопрядов, что видно даже в самом тексте. Кроме этого это описание могло в какой-то мере быть отголоском известий о реально существующей несгораемой ткани, то есть об асбестовой ткани. Она встречалась и в Европе как диковинка и уже в XIII веке, увидевший тонкую полоску асбестовой ткани в Риме Гервазий Тильберийский нисколько не сомневаясь называет её шкурой саламандры:

Ecce enim uulgare notumque est salamandram in igne uiueve, et cum ignis consuptiue sit nature, hec igne nutritur, non consumitur. Vidi equidem, cum nuper Rome essem, allatam a cardinali magistro Petro Capuano corrigiam de corio salamandre amplam uelut cicncorium renum, et cum ex contrectatione aliquas sordes contraxisset, in ignem ipsam uidimud ab omni inquinamento purgatam et in nullo consumptam.

Gervasius Tilberiensis "Otia Imperalia", III. praef. (629: p.558, 560)

Например, всеми повсеместно считается, что саламандра живёт в огне, и хотя огонь разрушителен по своей природе, это существо он питает, а не уничтожает. Я сам видел. когда последний раз был в Риме, полоску кожи саламандры размером примерно с пояс, которую принёс кардинал мастер Петер Капуйский. Когда на неё попала грязь от того, что её брали в руки, её положили в огонь и прямо перед нашими глазами огонь очистил её от всякого пятна и не нанёс никакого вреда.

Гервазий Тильберийский, III. praef. (283: p.559, 561)

Вся эта тенденция тоже нашла своё воплощение в бестиариях, особенно авторских французских проивзедениях Пьера из Бовэ и Ришара Фурниваля. В "бестиарии любви" последнего саламандра мало того, что превратилась в белую птицу, которая очищается огнём, так из её перьев (!) делают одежды, которые требуется стирать тоже исключительно в огне (272: с. 109)

При раскрытии действительных истоков асбеста вся легенда про саламандру была поставлена под угрозу. Марко Поло прямо написал, что никакой саламандры не существует, оставив верное и точно описание добычи асбеста:

Саламандра, знайте, не зверь, как говорят, а вот это что: сказать по правде, никакой зверь, никакое животное по природе своей не может жить в огне, потому что всякое животное из четырех элементов. Люди не знали наверное, что такое саламандра, и стали говорить, что саламандра — животное, и теперь говорят то же. Это неправда, и вот почему. Был у меня приятель, звали его Зюрфикаром, очень умный турок; три года прожил он в этой области по приказу великого хана; добывал там саламандру, сталь, онданик для великого хана. Править этой областью и добывать там саламандру великий хан отправляет всегда на три года. Приятель мой рассказал мне то дело, и я сам его видел. Когда в горе докопаются до той жилы, о которой вы слышали, наломают [из нее кусков], разотрут их, и они разметливаются как бы в шерстяные нитки; потом их сушат, потом толкут в большой медной ступе, моют, и остаются те нитки, о которых я говорил, а землю выбрасывают как ненужную. Нитки словно шерстяные; их прядут и ткут из них полотно; а полотно, скажу вам, как соткут его, вовсе не бело; кладут его потом в огонь, и по малом времени становится оно бело как снег; а покажется на полотне пятнышко или оно как-нибудь запачкается, так кладут его в огонь, подержат немного, и становится оно опять бело как снег.

Все, что рассказал о саламандре, то правда, а иное что рассказывают, то ложь и выдумка.

В Риме, скажу вам, есть то полотно, что великий хан послал апостолу в дар, и завернута в него святая поть* Господа Нашего Иисуса Христа.

Книга Марко Поло, LX (93: с.82)

Но конечно же миф про саламандру продолжал жить. В алхимической традиции саламандра считалась одним из воплощений огненного элемента, символом философского камня (1182: с. 77) и ассоциировался с белым цветом (1182: с. 100).

В арабской фармацевтической мысли саламандра мыслилась как ящерица с охлаждающей силой, но при этом считалась чуть ли не обычной ящерицей геккон и даже применялась для лечения чесотки. При этом несгораемая саламандра совершенно обыденно сжигалась для получения лекарства:

Диоскорид: это — разновидность самм абраса*. Некоторые люди [говорят] о ней неправду, что она не горит в огне и это потому, что она обладает охлаждающей силой.

Диоскорид и Ибн Мандавайх: Саламандра] — животное, похожее на `азайа, с четырьмя конечностями и коротким хвостом. Думают, что она не горит в огне, а, наоборот, тушит печь.

<...>

Павел: [саламандра] — это животное, которое сжигают, и золу его примешивают к лекарствам, вызывающим гниение, поэтому оно пригодно для [лечения] чесотки и бараса. Заменителем саламандры является зеленый `азайа.

Аль-Бируни "Фармокогнозия в медицине", 523 (1179: с.519-520)

"К образам саламандры и Феникса прибегают и поэты — как к поэтическому преувеличению. Например Кеведо, в сонетах четвертой книги "Испанского Парнаса", где "воспеваются подвиги любви и красоты":

Я, точно Феникс, яростным объят

Огнем и, в нем сгорая, возрождаюсь,

И в силе мужеской его я убеждаюсь,

Что он отец, родивший многих чад.

И саламандры пресловутый хлад

Его не гасит, честью в том ручаюсь.

Жар сердца моего, в котором маюсь,

Ей не почем, хоть мне он сущий ад.

На одной из страниц своей "Жизни" Бенвенуто Челлини рассказывает, что пятилетним мальчиком видел, как в огне резвилось существо, похожее на ящерицу. Он рассказал об этом отцу. Тот ответил, что это саламандра, и отколотил его, чтобы удивительное видение, столь редко доступное людям, запечатлелось в его памяти" (1).

The first who mentioned salamander was Aristotle in History of Animals:

In Cyprus, in places where copper-ore is smelted, with heaps of the ore piled on day after day, an animal is engendered in the fire, somewhat larger than a bluebottle fly, furnished with wings, which can hop or crawl through the fire. And the grubs and these latter animals perish when you keep the one away from the fire and the other from the snow. Now the salamander is a clear case in point, to show us that animals do actually exist that fire cannot destroy; for this creature, so the story goes, not only walks through the fire but puts it out in doing so.

Aristotle 'History of Animals, V.19; 552b (78: V.19; 552b)

Confusion between these little fire-born insects and Salamanders clearly influenced the legend of Salamander itself. Aelian in 2 сутегкн. A.D. states that it it is fire-born creature although, paradoxically enough, it puts fire out:

The Salamander is not indeed one of those fire-born creatures like so-called Fire-Flies, yet it is as bold as they and encounters the flame and is eager to fight it like an enemy. And the proof of this as follows. Its haunts are among artisans and craftsmen who work at the forge. Now so long as their fire is at full blast and they have it to help their craft and to share their skill, they pay not the smallest attention to this animal. When however the fire goes out or languishes and the bellows blow in vain, then at once they know full well that the aforesaid creature is working against them. Accordingly they track it down and exact vengeance; and then the fire is lit, is easily coaxed up, and does not go out, provided it is kept fed with the usual material.

Aelian 'On Characteristics of Animals, II. 31 (182: Vol.1, p.130-131)

Pliny the Elder was first to mention appearance of this creature describing it as lizard with spots. He was strict as to nature of this creature stating that the Salamander is cold creature. He wasn't sure how Salamanders are born, hence, they was considered infertile and had no sex according to Pliny (112: X.87.189; Vol.III, p.412).

Also he describes it as one of the most poisonous creatures known:

Anguem ex medulla hominis spinae gigni accepimus a multis. pleraque enim occulta et caeca origine proveniunt, etiam in quadripedum genere, sicut salamandrae, animal lacertae figura, stellatum, numquam nisi magnis imbribus proveniens et serenitate deficiens. huic tantus rigor ut ignem tactu restinguat non alio modo quam glacies. eiusdem sanie, quae lactea ore vomitur, quacumque parte corporis humani contacta toti defluunt pili, idque quod contactum est colorem in vitiliginem mutat.

Gaius Plinius Secundus "Naturalis Historia", X.84.184 (112: Vol.III, p.410, 412)

We have it from many authorities that a snake may be born from the spinal marrow of a human being. For a number of animals spring from some hidden and secret source, even in the quadruped class, for instance salamanders, a creature shaped like a lizard, covered with spots, never appearing except in great rains and disappearing in fine weather. It is so chilly that it puts out fire by its contact, in the same way as ice does. It vomits from its mouth a milky slaver, one touch of which on any part of the human body causes all the hair to drop off, and the portion touched changes its colour and breaks out in a tetter.

Pliny the Elder "Natural History", X.84.184 (112: Vol.III, p.411, 413)

The poisonous effects of this creature on people and its wickedness described in another passage of Pliny's Natural History:

Inter omnia venenata salamandrae scelus maximum est. cetera enim singulos feriunt. nec plures pariter interimunt, ut omittam quod perire conseientia dicuntur homine percusso neque amplius admitti a terra, salamandra populos pariter necare inprovidos potest. nam si arbori inrepsit, omnia poma inficit veneno, et eos qui ederint necat frigida 75 vi nihil aconito distans. quin immo si contacto ab ea ligno vel lapidi crusta panis inponatur, idem veneficium est, vel si in puteum cadat, quippe cum saliva eius quacumque parte corporis vel in pede imo respersa omnis in toto corpore defluat pilus. tamen talis ac tanti veneni a quibusdam animalium, ut subus, 76 manditur. dominante, eadem illa rerum dissidentia venenum eius restingui primum omnium ab his quae vescantur illa verisimile est, ex his vero quae probantur cantharidum potu aut lacerta in cibo sumpta. cetera adversantia diximus dicemusque suis locis. ex ipsa quae Magi tradunt contra incendia, quoniam ignes sola animalium extinguat, si forent vera, iam esset experta Roma. Sextius venerem accendi cibo earum, si detractis interaneis et pedibus et capite in melle serventur, tradit negatque restingui ignem ab his.

Gaius Plinius Secundus "Naturalis Historia", XXIX.23.74-76 (112: Vol.VIII, p.230, 232)

Of all venomous creatures the salamander is the most wicked, for while the others strike individuals, and do not kill several together, to say nothing (according to report) of their dying of remorse when they have bitten a man, and of earth's refusal to grant them further admission, the salamander can kill whole tribes unawares. For if it has crawled into a tree, it infects with its venom all the fruit, killing like aconite by its freezing property those who have eaten of it. Nay, moreover, if a slice of bread is placed upon wood or stone that has been touched by a salamander, or if one falls into a well, the bread and the water, like the fruit, are poisoned, while all the hair on the whole body falls off if its saliva has sprinkled any part whatever of the body, even the sole of the foot. Nevertheless, although it is so venomous a creature, some animals, such as pigs, eat it. Under the sway of that same antipathy between things it is likely that his venom is neutralized best of all by those who eat the salamander; but among approved remedies are cantharides taken in drink or a lizard taken in food. The other antidotes I have spoken of, and shall speak of, in the appropriate places. As to the power to protect against fires, which the Magi attribute to the animal, since according to them no other can put fire out, could the salamander really do so, Rome by trial would have already found out. Sextius tells us that as food the salamander, preserved in honey after entrails, feet, and head have been cut away, is aphrodisiac, but he denies its power to put fire out.

Pliny the Elder "Natural History", XXIX.23.74-76 (112: Vol.VIII, p.231, 233)

Christian culture tried to incorporate salamander as a symbol. Augustine in The City of God recalls salamander as a proof of living creature which able to live in the fire, so bodies of sinners, when eternally punished by flames would be able to remain whole:

If, therefore, the salamander lives in fire, as naturalists have recorded, and if certain famous mountains of Sicily have been continually on fire from the remotest antiquity until now, and yet remain entire, these are sufficiently convincing examples that everything which burns is not consumed. As the soul too, is a proof that not everything which can suffer pain can also die, why then do they yet demand that we produce real examples to prove that it is not incredible that the bodies of men condemned to everlasting punishment may retain their soul in the fire, may burn without being consumed, and may suffer without perishing?

Augustine, The City of God, XXI.4

Physiologus found other parallels between salamander and biblical charatcters:

Est mirabile hoc in Danihelo de tribus fratribus: in camino ignis missi sunt, ut et hymnum dicerent deo [cf. Dan. 3]. Uere non mirum iusti enim fuerunt; et si mortuos suos suscitauenmt, neque magnum iustos montes transferri in mare [cf. I. Cor. 13. 2]. Phisiologus dixit de saura que dicitur salamandra, quoniam si introiuit in camino ignis uel fornace balnearum, omnis ignis extinguitur; talem naturam habet. Quanto melius, qui secundum iustitiam extinguerunt uirtutem ignis, obturauerunt ora leonum [Heb. 11. 33].

Physiologus versio Y, XLV (629: p.132)

The story of the three brothers in Daniel is a wondrous one. They were thrown into the fiery furnace in order that they might sing a hymn to God [cf. Dan. 3]. Yet, this is not such a wonder because they were just men, nor would it be such a great thing if they had raised the dead or moved mountains into the sea [cf. I Cor. 13:2]. Physiologus said of the lizard which is called the salamander that, if it is put into a fiery furnace or an oven for the baths, the fire will be quenched. Such is the salamander's nature. How much better are those "who through justice quenched the power of fire, and who stopped the mouths of lions" [Heb. 11: 33]

Physiologus, version Y, XLVII (625: p.61)

Medieval bestiaries describing salamander relied though on another their source, Etymologies by Isidore of Seville:

Salamandra vocata, quod contra incendia valeat. Cuius inter omnia venenata vis maxima est; cetera enim singulos feriunt, haec plurimos pariter interimit. Nam si arbori inrepserit, omnia poma inficit veneno, et eos qui ederint occidit; qui etiam vel si in puteum cadat, vis veneni eius potantes interficit. Ista contra incendia repugnans, ignes sola animalium extinguit; vivit enim in mediis flammis sine dolore et consummatione, et non solum quia non uritur, sed extinguit incendium.

Isidori Hispalensis Episcopi Etymologiarum Sive Originum, XII.4.36 (88)

The salamander (salamandra) is so named because it prevails against fire. Of all the venomous creatures its force is the greatest; the others kill people one at a time, but the salamander can slay many people at once — for if it should creep in among the trees, it injects its venom into all the fruit, and so it kills whoever eats the fruit. Again, if it falls into a well, the force of its venom kills whoever drinks from it. This animal fights back against fire; it alone of all the animals will extinguish fire, for it can live in the midst of flames without feeling pain or being consumed – not only because it is not burned but also because it extinguishes the fire.

Isidore of Seville "Etymologies", XII.4.36 (1175: p.257)

Salamandra quoque tantae atrocitatis esse describitur ut eam nulla vis flammarum laedere possit, sed in ignibus velut pisces in aqua vivere posse perhibetur

Liber Monstrorum, III.14 (1180: p.274)

The salamander is also described as being of such fierceness that no force of flame can harm it, but it is said to be abble to live in fire like fish in water

Liber Monstrorum, III.14 (257: p.313)

The 15th riddle of Aldhelms's Riddles is Salamander where this old-english scholar evidently compares resistance of salamander to fire as analogus of martyrs surviving at the stake (1181: p. 94)

Ignibus in mediis vivens non sentio flammas,

Sed detrimenta rogi penitus ludibria faxo.

Nec erepitante foco nec scintillante favilla

Ardeo, sed flammae flagranti torre tepescunt

Aldhelmi Enigmata, 15 (266: p.104)

I feel no flame while living in the fire,

But mock the pains while deep within the pyre.

As the hearth crackles and the embers glimmer,

I do not burn, though wood’s fierce flames grow dimmer.

Aldhhelm, Riddles, 15 (11801 p.11)

The portrayal of salamander in medieval bestiaries varied greatly: from satire-like creature in Bern Physiologus to dog with wings in French bestiary from Getty Museum. The most portrayed worm or a lizard. Most of the illustrations depicted salamander in flames or its poisonous effects.

In Prester John's Letter, the letter of fictitious ruler of Indies which began to circulate Europe after the 1177, the salamanders and the cloth made out of it described as one of the wonders of kingdom of Indies:

42 In alia quadam provincia iuxta torridam zonam sunt vermes, qui lingua nostra dicuntur salaniandrae. Isti vermes non possunt vivere nisi in igne, et faciunt pelliculam quandam circa se, sicut alii vermes, qui faciunt sericum. 43. Haec pellicula a dominabus palatii nostri studiose operatur, et inde habemus vestes et pannos ad omnem usum excellentiae nostrae. Isti panni non nisi in igne fortiter accenso lavantur.

Presbiter Iohannes potentia et virtutoe, 42-43 (1183: s.915)

In another certain province, next to the dry zone, are worms that are called in our language ‘salamanders’. These worms cannot live except in fire, and they make certain little skins around themselves, like other worms which make silk. These little skins are studiously worked by the ladies of our palacem and from them we have clothes and garments for our excellency’s every use. These garments are not washed except by burning them strongly in fire.

Prester John's Letter, 42-43. (11184: p.76)

This description is clearly influenced by earlier descriptions of silk worms. Fire-proof fabric also was described by ancient authors, though without mentioning salamander. This fabric was asbestos, almost mythical and rarely seen in Europe. Some scholars as Gervaise of Tilbury saw it in Rome and considered as skin of salamander :

Ecce enim uulgare notumque est salamandram in igne uiueve, et cum ignis consuptiue sit nature, hec igne nutritur, non consumitur. Vidi equidem, cum nuper Rome essem, allatam a cardinali magistro Petro Capuano corrigiam de corio salamandre amplam uelut cicncorium renum, et cum ex contrectatione aliquas sordes contraxisset, in ignem ipsam uidimud ab omni inquinamento purgatam et in nullo consumptam.

Gervasius Tilberiensis "Otia Imperalia", III. praef. (629: p.558, 560)

For instance, it is a matter of common knowledge that the salamander lives in a fire, and although fire is of destructive nature, this creature is nourished by it, not destroyed. I myself saw, when I was lately in Rome, a strap of salamander skin about the size of a belt which been brought there by the cardinal Master Peter de Capua. When it had picked up some dirt from being handled, it was put into a fire, and before our eyes the fire cleansed it of every stain, but did not burn it at all.

Gervase of Tilbury "Recreation for an Emperor", III. preface (283: p.559, 561)

Salamander legend conflated with asbestos lore iinfluenced number of French bestiaries. In French bestiary 'Bestiary of Love' by Richard de Fournival Salamander became, strangely enough, a white bird which lives on fire and from feathers of which the cloth is made that can be cleansed not by washing but by burning it (272: с. 109).

>Marco Polo in turn denied existence of salamander saying that it is no beast but a substance:

And you must know that in the same mountain there is a vein of the substance from which Salamander is made. For the real truth is that the Salamander is no beast, as they allege in our part of the world, but is a substance found in the earth; and I will tell you about it.

Everybody must be aware that it can be no animal's nature to live in fire, seeing that every animal is composed of all the four elements. Now I, Marco Polo, had a Turkish acquaintance of the name of Zurficar, and he was a very clever fellow. And this Turk related to Messer Marco Polo how he had lived three years in that region on behalf of the Great Kaan, in order to procure those Salamanders for him. He said that the way they got them was by digging in that mountain till they found a certain vein. The substance of this vein was then taken and crushed, and when so treated it divides as it were into fibres of wool, which they set forth to dry. When dry, these fibres were pounded in a great copper mortar, and then washed, so as to remove all the earth and to leave only the fibres like fibres of wool. These were then spun, and made into napkins. When first made these napkins are not very white, but by putting them into the fire for a while they come out as white as snow. And so again whenever they become dirty they are bleached by being put in the fire.

Now this, and nought else, is the truth about the Salamander, and the people of the country all say the same. Any other account of the matter is fabulous nonsense. And I may add that they have at Rome a napkin of this stuff, which the Grand Kaan sent to the Pope to make a wrapper for the Holy Sudarium of Jesus Christ.

The Book of Marco Polo, XLII (198: p.212-213)

ИсточникиКрыніцыŹródłaДжерелаSources
Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Процессия (незаконченная статья в процессе написания)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
0
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/salamandra
Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:
Физиологическая классификация: Фізіялагічная класіфікацыя: Fizjologiczna klasyfikacja: Фізіологічна класифікація: Physiological classification:
Вымышленные / литературные миры: Выдуманыя / літаратурныя сусветы: Wymyślone / literackie światy: Вигадані / літературні світи: Fictional worlds:

Комментарии

Сахара Re: Саламандра
Статус: оффлайн

7.САЛАМАНДРА
Она не только живущий в стихии огня дракон, и делающий эту стихию обитаемой и защищенной, но также (коль словарь Академии не ошибается) «насекомоядная лягушка с гладкой кожей, густо-черного цвета, с симметрично-желтыми пятнами». Из этих двух ее ипостасей более известна легендарная, поэтому никого не удивит, что она включена в это руководство.
В раннехристианском произведении «Физиологус» саламандру называют «ящерицей», которая, однако, не живет в огне, а по своей природной склонности может тушить его. «Даже если она (саламандра) попадает в печь для отопления купальни, эта печь гаснет».
В книге X своей «Истории» Плиний заявляет, что саламандра столь холодна, что от соприкосновения с нею гаснет огонь: в книге XXI он снова повторяет, скептически замечая, что будь у нее и впрямь такое свойство, приписываемое ей колдунами, им бы пользовались для тушения пожаров. В книге XI он говорит о крылатом четвероногом животном «пираусте», живущем в пламени кипрских плавилен; стоит ей очутиться на воздухе и хоть чуточку пролететь, она падает замертво. Миф об этом забытом существе влился в более поздний миф о саламандре.
Парацельс (1493–1541) считал, что эти огненные создания по самой своей природе не могут общаться с людьми, в отличие от водяных существ (ундины, мелузины), которые весьма расположены к ним.
Согласно народным поверьям, это не демоны, а призванные Богом хранители стихии.
В философских книгах эпохи Ренессанса саламандр называют также «вулканическими», и это означает, что от них происходят и менее чистые, смешанные существа, именуемые «поджигателями», «воспламенителями».
Богословы приводили Феникса как доказательство воскресения во плоти, а саламандру — как пример того, что живые тела могут существовать в огне.
В книге XXI «Града Божия» святого Августина есть глава с названием «Могут ли тела существовать в огне», и начинается она так:
«К чему стал бы я приводить тут доказательства, ежели не для того, чтобы убедить недоверчивых, что тела человеческие, наделенные душой и жизнью, не только не распадаются и не разлагаются после смерти, но бытие их продолжается среди мук вечного огня? Поскольку неверующим недостаточно того, что мы приписываем сие чудо всесилию Всемогущего, они требуют, чтобы мы это доказали каким-нибудь примером. И мы можем им ответить, что действительно существуют животные, создания тленные, ибо они смертны, которые тем не менее обитают в огне».
Прикладное использование этого мифического животного символа христианами призвано служить подтверждением того, что история о «трех отроках в огненной пещи», рассказанная в библейской Книге Даниила, истинна, так как покровительство Божие являет собой не меньшую силу, чем природная склонность животного, в соответствии со словами из Книги Исаии: «Пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя» (43:2).
К образам саламандры и Феникса прибегают и поэты — как к поэтическому преувеличению. Например, Кеведо в сонетах четвертой книги «Испанского Парнаса», где «воспеваются подвиги любви и красоты»:
Я, точно Феникс, яростным объят
Огнем и, в нем сгорая, возрождаюсь,
И в силе мужеской его я убеждаюсь,
Что он отец, родивший многих чад.
И саламандры пресловутый хлад
Его не гасит, честью в том ручаюсь.
Жар сердца моего, в котором маюсь,
Ей не почем, хоть мне он сущий ад.
В середине XII века в странах Европы распространилось подложное послание, якобы адресованное Протопресвитером Иоанном, Царем Царей, византийскому императору. В послании этом, представляющем собой перечень чудес, говорится о чудо-муравьях, добывающих из земли золото, и некой Реке из Камней, и о Море из Песка с живыми рыбами, и о гигантском зеркале, показывающем все, что происходит в королевстве, и о скипетре, выточенном из цельного изумруда, и о камешках, делающих невидимым или светящихся в темноте. В одном из абзацев сказано: «В наших краях водится червь, называемый «саламандра». Саламандры живут в огне и делают коконы, которые придворные дамы затем разматывают и ткут из нитей ткани и одежды. Чтобы эти ткани очистить, их бросают в огонь». О несгораемых тканях, которые очищаются огнем, есть упоминание у Плиния (XIX, 4) и у Марко Поло (XXXIX). Поло поясняет: «Саламандра — не животное, а субстанция». Однако ему вначале никто не верил: ткани, изготовленные из асбеста, продавали под видом саламандровой кожи, и они были неоспоримым свидетельством того, что саламандры существуют. На одной из страниц своей «Жизни» Бенвенуто Челлини рассказывает, что пятилетним мальчиком видел, как в огне резвилось существо, похожее на ящерицу. Он рассказал об этом отцу. Тот ответил, что это саламандра, и отколотил его, чтобы удивительное видение, столь редко доступное людям, запечатлелось в его памяти.
В алхимической символике саламандры — духи стихии огня. При таком толковании, подкрепленном рассуждениями Аристотеля, которое сохранил Цицерон в книге «De natura deorum» [«О природе богов» (лат.)], становится понятно, почему люди были склонны верить в саламандру. Сицилийский врач Эмпедокл из Агригента сформулировал теорию четырех «корней всего сущего», разъединения и соединения коих, причиняемые Враждою и Любовью, образуют историю вселенной. Смерти нет, есть лишь частицы «корней», которые римляне позднее назовут «элементами», они-то и разъединяются. Эти «корни» — огонь, земля, воздух и вода. Они — несотворенные, и ни один из них не сильнее другого. Ныне мы знаем (или полагаем, что знаем), что это учение ложно, но люди охотно ему верили, да и теперь считают, что оно было полезно. «У четырех стихий, которые составляют и поддерживают жизнь мироздания и еще продолжают жить в поэзии и народной фантазии, — долгая и славная история», — писал Теодор Гомперц. Так вот, согласно этому учению, требовалось равенство всех четырех стихий. Коль есть животные на земле и в воде, должны существовать животные, обитающие в огне. Для престижа науки требовалось, чтобы существовали саламандры.
Леонардо да Винчи полагал, что саламандра питается огнем и огонь помогает ей менять кожу.
В наше время «саламандрами» называют специалистов высокой квалификации, которые, работая в асбестовых костюмах, гасят с помощью взрывов внезапно воспламеняющиеся при бурении газовых скважин потоки нефти и газа.
Уфф… Последний раз http://www.dragon-nest.ru/ smile.gif




12 февраля, 2007 - 16:28
KOT Re: Саламандра
Изображение пользователя KOT.
Статус: оффлайн


Взято на nnm.ru без подписи и авторства.
Если кому-то известны истоки картинки — отпишитесь, плиз.

7 августа, 2007 - 19:27
korg Re: Саламандра в мире Гарри Поттера и др.
Изображение пользователя korg.
Статус: оффлайн

Рольф Саламандер — муж Полумны Лавгуд, внук Ньюта Саламандера, автора учебника для первого курса по уходу за магическими существами «Фантастические животные: места обитания». Так же как и дед, Рольф занимается изучением редких животных.

http://ru.harrypotter.wikia.com/wiki/Рольф_Саламандер

У Джоан Роулинг в серии книг о Гарри Поттере саламандры — это ярко-оранжевые ящерицы, живущие в каминах. Если в течение часа не разжечь огонь, саламандра умирает. Беду можно предотвратить, если регулярно натирать тело магического животного острым перцем. У Пирса Энтони в «Заклятии для Хамелеона» (цикл о Ксанфе) саламандры тоже ящерицы, они выдыхают магический огонь.

И много еще разного...

http://www.lki.ru/text.php?id=6250

4 ноября, 2011 - 15:52
korg Re: Саламандра
Изображение пользователя korg.
Статус: оффлайн

Этимология - от перс. سمندر‎‎ (samandar): sām = огонь, andarūn = внутри

11 декабря, 2012 - 12:40
Хольгер Виксон Re: Саламандра
Изображение пользователя Хольгер Виксон.
Статус: оффлайн

Очень даже да! (про картинку)

11 декабря, 2012 - 12:59
KOT Re: Саламандра
Изображение пользователя KOT.
Статус: оффлайн

немного оффтоп: под каждый комментарием есть ссылка "ответить" - тогда Ваш новый комментарий будет размещен не в самом низу, а непосредственно под тем, на который вы отвечаете - так будет проще понять что к чему. там же ссылка "цитировать", это думаю, понятно ;)

11 декабря, 2012 - 15:22
korg Re: Саламандра
Изображение пользователя korg.
Статус: оффлайн

Плиний, I в. н.э., "Естественная история", книга 10, 86:

у саламандры форма тела как у ящерицы, кожа покрыта пятнами. Саламандра является настолько холодной, что при контакте с огнем тушит его. Саламандра изрыгает из рта белесую жидкость; если эта жидкость касается какой-нибудь части человеческого тела, то там выпадают все волосы, кожа изменяет цвет и покрывается сыпью. Саламандры появляются с дождем и исчезают при ясной погоде. Книга 11, 116: будет смертельным поступком выпить воду или вино из сосуда, в котором умерла саламандра, или из которой она пила.

Исидор Севильский, VII в. н.э., "Этимология", книга 12, 4:36:

из животных одна только саламандра гасит огонь и может жить в огне без боли. Из всех ядовитых животных сила ее яда является самой большой, потому что убивает сразу многих. Если саламандра вползет в дерево, то все плоды будут отравлены, и любой, кто их попробует, умрет; если саламандра погрузится в источник, то отравляет его воду так, что любой, кто выпьет из него, умрет.

И вот еще - http://www.lki.ru/text.php?id=6250

12 декабря, 2012 - 19:22
Дмитрий Re: Саламандра
Изображение пользователя Дмитрий.
Статус: оффлайн

Игровая саламандра - http://www.d20pfsrd.com/bestiary/monster-listings/outsiders/salamander

13 декабря, 2012 - 01:25
KOT Re: Саламандра
Изображение пользователя KOT.
Статус: оффлайн

Надо будет как-то собраться и перелопатить статью, а то борхес такой борхес.

3 июня, 2013 - 09:39
linyok Re: Саламандра
Статус: оффлайн

Немного переделал :)

31 мая, 2016 - 17:51

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
КАПЧА
Пожалуйста, введите слова, показанные на картинке ниже. Это необходимо для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя спам-бота. Спасибо.
3 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. То есть для 1+3, введите 4.