Нэны
Нэнысогласно бретонскому фольклору, зловещие уродливые существа кельтского происхождения, напоминающие горгулий
Nainaccording to Bretonian Folklore, a figure fearsomely Celtic in its hideousness, resembling the gargoyles which peer down upon the traveller from the carven "top-hamper" of churches
Нэнысогласно бретонскому фольклору, зловещие уродливые существа кельтского происхождения, напоминающие горгулий
Nainaccording to Bretonian Folklore, a figure fearsomely Celtic in its hideousness, resembling the gargoyles which peer down upon the traveller from the carven "top-hamper" of churches
Нэнысогласно бретонскому фольклору, зловещие уродливые существа кельтского происхождения, напоминающие горгулий
Nainнаписание латиницей названия Нэнов, горгулий бретонского фольклоранаписание латиницей названия Нэнов, горгулий бретонского фольклоранаписание латиницей названия Нэнов, горгулий бретонского фольклоранаписание латиницей названия Нэнов, горгулий бретонского фольклоранаписание латиницей названия Нэнов, горгулий бретонского фольклора

Согласно бретонскому фольклору, нэны — это зловещие уродливые существа кельтского происхождения, напоминающие горгулий. Они бросаются на путешественников с верхушек бретонских церквей. Черные, со страшной гримасой, эти демоны вооружены кошачьими когтями, а их ноги заканчиваются копытами, похожими на те, с которыми изображали сатиров. Те, кому довелось встретить этих существ на вересковых полях или пустынных дорогах, с ужасом описывают их темные спутанные волосы, маленькие блестящие глазки, красные, как карбункулы, и неприятные хриплые голоса. Эти существа обитают в древних дольменах, построенных исчезнувшим народом, а ночью, при бледном свете звезд, они танцуют вокруг этих заброшенных гробниц под музыку с незамысловатыми словами:

В понедельник, вторник, среду,

Четверг и пятницу.

Они не упоминают субботу и воскресенье, потому что это священные дни, запретные для фейри. Все мы прекрасно помним старую сказку про Мальчика с пальчик, где эльфы, у которых поселился герой, пели эту песню. Но почему? Объяснить это довольно сложно. Божества, независимо от того, сохранилась ли вера людей в них, всегда были связаны с календарем. Вероятно, здесь мы также имеем дело с ним, хотя мы не можем отрицать и то, что это обычное стихотворение, не обладающее каким-либо глубинным смыслом. Всевозможные несчастья ждут того, кто решится нарушить полуночные пляски нэнов. Если он войдет в заколдованный круг и станет танцевать с ними, то его ждет смерть раньше, чем пройдет год после этого события. Любимым днем, точнее, ночью нэнов была среда, а их грандиозный ночной праздник приходился на первую среду мая. То, что их празднество проводилось именно в это время, было очень важно с религиозной точки зрения для большинства простых смертных, особенно тщательно почитавших их именно в этот период.

Несмотря на то что нэны проводили много времени, танцуя и повторяя названия дней недели, у них были и значительно менее невинные занятия. Именно они ковали в уединенных пещерах поддельные деньги. Все мы слышали истории о золоте фейри и том, с какой легкостью оно может исчезнуть. Простой парень продает что-нибудь на рынке одному из фейри, а потом, засунув руку в карман, где лежали полученные от покупателя деньги, он обнаруживает, что они превратились в бобы. Мать семейства получает от фейри золотой за оказанную ему помощь и бережно кладет монету в комод. Однажды женщина решает воспользоваться ею, открывает ящик, но вместо денег находит только небольшую кучку сухих листьев. Именно эти деньги куют нэны в своих подземных монетных дворах. Фейри разбрасывают монеты направо и налево, но они неизбежно оказываются всего лишь шлаком.

Нэнов также считают создателями загадочного алфавита, знаков, начертанных на некоторых мегалитах из Морбиана, особенно расположенных на острове Гавр-Инис. По поверьям местных жителей, тот, кто сумеет расшифровать эти символы, сможет найти сокровища, спрятанные по всей стране. Правда, стоит предупредить читателей, решивших отправиться в Бретань, чтобы попытать удачу. Вряд ли им удастся найти какой-то скрытый смысл в знаках огамического письма, которое уже давно было расшифровано, или в змееобразных знаках, являющихся обычными символами. Таким образом, эти искатели приключений просто потеряют свое время и деньги.

Магия окутывает нэнов, подобно одежде. Они и пророки, и прорицатели, и колдуны. Правда, делают они с помощью своего волшебства маленькие пакости, из-за которых бретонские крестьяне вздрагивают, слыша название этого страшного племени (1513: с.78-80).

According to Bretonian Folklore, the nain is a figure fearsomely Celtic in its hideousness, resembling the gargoyles which peer down upon the traveller from the carven "top-hamper" of so many Breton churches. Black and menacing of countenance, these demon-folk are armed with feline claws, and their feet end in hoofs like those of a satyr. Their dark elf-locks, small, gleaming eyes, red as carbuncles, and harsh, cracked voices are all dilated upon with fear by those who have met them upon lonely heaths or unfrequented roads. They haunt the ancient dolmens built by a vanished race, and at night, by the pale starlight, they dance around these ruined tombs to the music of a primitive refrain:

Monday, Tuesday, Wednesday,

Thursday and Friday.

Saturday and Sunday they dare not mention as being days sacred from fairy influence. We all remember that in the old tale of Tom Thumb the elves among whom the hero fell sang such a refrain. But wherefore? It would indeed be difficult to say. Deities, credited and discredited, have often a connexion with the calendar, and we may have here some calendric reference, or again the chant may be merely a nonsense rhyme. Bad luck attached itself to the human who chanced to behold the midnight revels of the nains, and if he entered the charmed circle and danced along with them his death was certain to ensue before the year was out. Wednesday was the nains’ high-day, or rather night, and their great nuit festale was the first Wednesday in May. That they should have possessed a fixed festival at such a period, full of religious significance for most primitive peoples, would seem to show that they must at one time have been held in considerable esteem.

But although the nains while away their time in such simple fashion as dancing to the repetition of the names of the days of the week, they have a less innocent side to their characters, for they are forgers of false money, which they fabricate in the recesses of caverns. We all recall stories of fairy gold and its perishable nature. A simple youth sells something on market day to a fairy, and later on turning over in his pocket the money he has received he finds that it has been transformed into beans. The housewife receives gold from a fairy for services rendered, and carefully places it in a drawer. A day when she requires it arrives, but, alas! when she opens the cabinet to take it out she finds nothing but a small heap of withered leaves. It is such money that the nains manufacture in their subterranean mints — coin which bears the fairy impress of glamourie for a space, but on later examination proves to be merely dross.

The nains are also regarded as the originators of a cabalistic alphabet, the letters of which are engraved on several of the megalithic monuments of Morbihan, and especially those of Gavr’inis. He who is able to decipher this magic script, says tradition, will be able to tell where hidden treasure is to be found in any part of the country. Lest any needy folk be of a mind to fare to Brittany to try their luck in this respect it is only right to warn them that in all probability they will find the treasure formula in ogham characters or serpentine markings, and that as the first has long ago been deciphered and the second is pure symbolism they will waste their time and money in any event.

Sorcery hangs about the nain like a garment. Here he is a prophet and a diviner as well as an enchanter, and as much of his magic power is employed for ill, small wonder that the Breton peasant shudders and frowns when the name of the fearsome tribe is spoken and gives the dolmens they are supposed to haunt the widest of wide berths au clair de la lune (1514: p.96-98).

Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Заглушка (пустая страница, созданная чтобы застолбить неопределенно запланированную статью, либо чтобы прикрыть ведущую из другой статьи ссылку)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
0
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/neny
Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:
Ареал обитания: Арэал рассялення: Areał zamieszkiwania: Ареал проживання: Habitat area:
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:
Физиологическая классификация: Фізіялагічная класіфікацыя: Fizjologiczna klasyfikacja: Фізіологічна класифікація: Physiological classification:

Comments

Отправить комментарий

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите слова, показанные на картинке ниже. Это необходимо для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя спам-бота. Спасибо.
4 + 12 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. То есть для 1+3, введите 4.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Крионы — в фольклоре жителей полуострова Бретань жестокие духи, состоящие в родстве с корред
Бхуты — в индуистской мифологии духи-оборотни, живущие на кладбищах
Пишачи — в индийской мифологии злобные и вредоносные демоны, нападающие на людей, пожирающие их и пьющие их кровь
Квисин — в корейской мифологии и народном пантеоне демоны и духи
Стуканцы — в корнуоллском фольклоре горные фейри, искусные рудокопы, которым известно местонахождение каждой жилы в толще скал
Гуль — арабский демон, джинн низшего ранга, ставший подвидом кладбищенского упыря
Аджина — злой дух из Средней Азии, видимо, родственник-аналог джинна
Гюль-ябани — среднеазиатский вариант гуля, злой дух, живущий в степи или на кладбище и пугающий ночных путников
Серваны — в низшей мифологии Швейцарии и северной Италии проказливые домовые духи
Сатиры — в древнегреческой мифологии лесные божества, демоны плодородия, жизнерадостные козлоногие существа
Анку — скелетоподобный вестник смерти в бретонском фольклоре
Кадеходемонический пес-оборотень из мезоамериканского фольклора
Тимиморё — в японской и китайской мифологии демоны лесов и гор, пожирающие трупы
Дуэнде — в испанском и португальском фольклоре крохотный народец, нередко выполняющий роль домовых
Плачка — по белорусскому фольклору призрачная прекрасная плакальщица в белом платье и черном головном уборе
Агуане — в итальянском фольклоре фейри, высокие красивые женщины с длинными распущенными волосами, духи-покровители альпийских лугов и горных источников
Здухач — по сербским и черногорским поверьям, человек или животное с демоническими свойствами, обладающие способностью бороться с непогодой, защищать свои угодья от нападения других атмосферных демонов
Корриган — в бретонском фольклоре то ли проказливые карлики сродни лютенам, то ли феи ручьев
Церковный грим — в скандинавском и английском фольклоре дух в облике устрашающего черного зверя или карлика, следящий за благосостоянием отдельной церкви
Богинки — в поверьях западных славян страшные природные демоны в облике уродливых старух или бледных девушек