Абизу
Абизув иудейской магической традиции и византийской демонологии зловредный демон женского пола, насылающий различные болезни
Абизув иудейской магической традиции и византийской демонологии зловредный демон женского пола, насылающий различные болезни
Абизув иудейской магической традиции и византийской демонологии зловредный демон женского пола, насылающий различные болезни
Абизув иудейской магической традиции и византийской демонологии зловредный демон женского пола, насылающий различные болезни
Абизув иудейской магической традиции и византийской демонологии зловредный демон женского пола, насылающий различные болезни
Abizuназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницей
Abyzouназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницей
Obyzouthназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницейназвание демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, латиницей
Αβισυодно из распространённых имён женского демона Абизу, вредящего роженицам и их новорожденным детям, на греческомодно из распространённых имён женского демона Абизу, вредящего роженицам и их новорожденным детям, на греческомодно из распространённых имён женского демона Абизу, вредящего роженицам и их новорожденным детям, на греческомодно из распространённых имён женского демона Абизу, вредящего роженицам и их новорожденным детям, на греческомодно из распространённых имён женского демона Абизу, вредящего роженицам и их новорожденным детям, на греческом
Οβιξυθгреческое название демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, в "Завещании Соломона"греческое название демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, в "Завещании Соломона"греческое название демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, в "Завещании Соломона"греческое название демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, в "Завещании Соломона"греческое название демона Абизу, вредящей младенцам и молодым матерям, в "Завещании Соломона"
Авизояимя демона Абизу, вредящего младенцам и молодым матерям, в древнерусских апокрифических молитвахимя демона Абизу, вредящего младенцам и молодым матерям, в древнерусских апокрифических молитвахимя демона Абизу, вредящего младенцам и молодым матерям, в древнерусских апокрифических молитвахимя демона Абизу, вредящего младенцам и молодым матерям, в древнерусских апокрифических молитвахимя демона Абизу, вредящего младенцам и молодым матерям, в древнерусских апокрифических молитвах

Демон по имени Абизу впервые появляется в трактате по демонологии "Завещание Соломона", античном анонимном произведении I-V веков, написанном от имени самого Соломона, где древний израильский правитель заключает при помощи своего кольца с печатью разнообразных демонов:

57. And I adored the Lord God of Israel, and bade another demon present himself. And there came before me a spirit in woman's form, that had a head without any limbs, and her hair was dishevelled. And I said to her: "Who art thou?" But she answered: "Nay, who art thou? And why dost thou want to hear concerning me? But, as thou wouldst learn, here I stand bound before thy face. Go then into thy royal storehouses and wash thy hands. Then sit down afresh before thy tribunal, and ask me questions; and thou shalt learn, O king, who I am."

58. And I sat down, and said to the demon: "Who art thou?" And she said: "I am called among men Obizuth; and by night I sleep not, but go my rounds over all the world, and visit women in childbirth. And divining the hour I take my stand; and if I am lucky, I strangle the child. But if not, I retire to another place. For I cannot for a single night retire unsuccessful. For I am a fierce spirit, of myriad names and many shapes. And now hither, now thither I roam. And to westering parts I go my rounds. But as it now is, though thou hast sealed me round with the ring of God, thou hast done nothing. I am not standing before thee, and thou wilt not be able to command me. For I have no work other than the destruction of children, and the making their ears to be deaf, and the working of evil to their eyes, and the binding their mouths with a bond, and the ruin of their minds, and paining of their bodies."

59. When I Solomon heard this, I marvelled at her appearance, for I beheld all her body to be in darkness. But her glance was altogether
bright and greeny, and her hair was tossed wildly like a dragon's; and the whole of her limbs were invisible. And her voice was very clear as it came to me. And I cunningly said: "Tell me by what angel thou art frustrated, O evil spirit?" But she answered me: "By the angel of God called Afarof, which is interpreted Raphael, by whom I am frustrated now and for all time. His name, if any man know it, and write the same on a woman in childbirth, then I shall not be able to enter her. Of this name the number is 640." And I Solomon having heard this, and having glorified the Lord, ordered her hair to be bound, and that she should be hung up in front of the Temple of God; that all the children of Israel, as they passed, might see it, and glorify the Lord God of Israel, who had given me this authority, with wisdom and power from God, by means of this signet.

The Testament of Solomon, 58-59 (987: p.29-30)

57. И я восславил Господа, Бога израильского и велел явиться следующему духу. И вот явился предо мною дух женского вида, который имел вид головы без всяких членов, и волосы её были взъерошены. И я сказал ей: «Назови себя.» И ответила она: «Нет, назови себя. Почему хочешь услышать обо мне? И, как ты можешь видеть, я стою тут, пред тобой связанная словом. Иди же в царскую сокровищницу и омой свои руки. И сядь затем за свой престол и задавай мне свои вопросы. И ты узнаешь, о царь, кто я есть».

58. И я, Соломон, сделал так, как она предложила мне, и сдержал себя, ибо мудрость жива во мне, и чтобы я мог услышать о её деяниях и осудить их и показать их человекам. И я сел и сказал демону: «Кто ты есть?». И она отвечала: «Среди людей зовусь я Обизут. Бодрствуя по ночам, я кружу над миром и посещаю женщин во время родов. И, стремясь угадать, я выбираю свой пост и, если повезёт, я задушу ребёнка. Но если же нет, то удаляюсь в другое место. Ибо не могу я даже на одну ночь удалиться восвояси. Ибо я есть яростный дух с мириадой имён и форм. И там, и здесь брожу я. И к западным краям хожу я. И пусть сейчас ты меня связал в круге кольцом Господа, ты ничего не сделал мне. Не стою я тут пред тобой, и не сможешь ты командовать мне. Ибо нет у меня другой заботы кроме как изничтожение детей: наводить порчу на их глаза, и связывать их рты, и разрушать их разум и ранить их тела.»

59. Услышав это, я, Соломон, удивился её виду, ибо всё её тело было как будто в темноте. Но глаза её сияли зелёным светом и её волосы были распущены как будто змеи, и все её члены были невидимы. И голос её был очень ясным и хорошо слышим. И спросил я коварно: «Скажи мне, о злой дух, кто из ангелов разрушает твои планы?» И ответила она мне: «Ангел Господний Афароф, что значит Рафаил, он разрушает мои планы всё время. Если человек знает его имя, и напишет его на женщине, которая рожает, то не смогу войти я в неё. И номер этого имени 640*.» И услышав это, я, Соломон, восславил Госgода и приказал связать её волосы и чтобы подвесили её у входа в Храм Господень, чтобы все дети Израилевы, проходя, видели бы её и славили бы Бога Израилева, кто дал мне эту власть и мудрость и силу от Господа, чрез это кольцо.

"Завещание Соломона", 58-59 (987: p.29-30)

А.А.Барбом в 1966 году было высказано предположение, что имя Абизу, происходит от испорченного греческого abyssos, то есть "бездна" (от него же происходит и английское слово "abyss"), которое в свою очередь могло произойти от имени первичного океана шумерской мифологии Абзу (957: p.5).

На протяжении всей своей истории Абизу была тесно связана с другим греческим демоном с похожей функцией вредить младенцам и роженицам — Гелло.

Само имя "Абизу" встречается в историях про Гелло в византийский период как одно из самых распространённых "тайных" имён демона, которое выведывает противостоящий ей святой Сисинний или архангел Михаил (Подробнее об этом в статье про Гелло. Текстуальная история Абизу в византийский период не самостоятельна. Куда интереснее дело обстоит с другой традицией — традицией защитных амулетов и заговоров.

Амулеты, защищающие от вредоносных демонов, болезней, сглаза известны очень давно. Их история уходит корнями в древнее Междуречье. Обычно на них изображается фигура защитника, которая соответствует тому персонажу системы верований, который обычно ассоциируется с этой ролью. Например, в Древней Греции защитником на защитных амулетах выступали Геракл или Персей (957: p.6). В иудейской защитной практике это был Соломон, с которым наиболее тесно из фигур древности традиция связывала власть над демонами. С приходом христианства этими фигурами стали ангелы и святые, появление которых на амулетах в качестве демоноборцев было бы наиболее логично. На ранних амулетах нередко изображается Соломон или ангел Арлаф (такого имени ангела неизвестно, однако замечалось, что "Сказка о рыбаке" (3 ночь) в "1001 ночи" засвидетельствовала имя джинна Арааф, который некогда был управляющим покоев у Соломона и, таким образом, сохранила эту часть легенды), который бьёт хлыстом демона-женщину со связаными за спиной руками (958: p.38). Но в раннесредневековый период на подобных амулетах появляются и фигуры архангела Михаила или святого Сисинния, самый ранний из который хранится в Эшмолском музее в Британии (958: p.37). При этом имя демона тоже указывается на амулете. Это Абизу.

Знание имени демона издревле считалось эффективным способом сдержать его или избежать его вредоносной деятельности. Характерным является вышеприведенный пример в "Завещании Соломона", в котором правитель требует от демона в первую очередь назвать своё имя. Имя может указать на род деятельности демона, на болезнь, которую он насылает. Поэтому имя демона также может появляться на самих амулетах. Имя "Абизу" известно на типе защитных амулетов, на которых изображён человек, хлестающий женщину-демона. Довольно туманным остаётся назначение этих защитных средств. Сегодня мало известно от чего именно они защищали. С одной стороны, как свидетельствует текст "Завещания Соломона", можно предположить, что его носили женщины, особенно в период беременности, так как Абизу поражала их и их новорожденных детей. Но известно по крайней мере два амулета такого типа, носители которых были мужчинами (958: p.38). А значит, Абизу могла поражать и мужчин, которых беременными трудно себе представить в любые времена.

Эту ситуацию несколько проясняет другой тип византийских амулетов. В историографии они получили название "истера-амулеты", от часто встречаемого на них греческого слова "hystera" — "матка", "чрево", "утроба". Этот тип византийских амулетов был хорошо известен и в Древней Руси, где изготовлялись копии, часто более грубые, подобных амулетов, а названия и заклинания на них могли переводиться на понятный носителю язык. В русской дореволюционной историографии они получили название "амулеты-змеевики", от повсеместно встречающегося на них изображения женской головы с отходящими от неё змеями (974). На одной из сторон, как уже говорилось, всегда изображалась женская голова с отходящими от неё змеями. С другой находилась заклинательная "истера"-формула, иногда в сочетании с изображением святого, Христа, Девы Марии (958: p.27). В редких случаях изображение головы со змеями сопровождалось с другой мотивом всадника. поражающего демона или фигуру с занесённой над женщиной рукой (958: plate 2.a; 3.a,d). В древнерусской традиции типы мотивов были довольно разнообразны (974: с.30-32).

Саму иконографию головы с волосами в виде змей, отходящими от головы существа, изображённого на амулете, обычно выводят от античных изображений горгоны Медузы, но на византийских истера-амулетах визуальный образ явно оторван от своего античного смысла и горгону, разумеется, не изображает. Несмотря на то, что описание демона Абизу в "Завещании Соломона" явно напоминает изображение Горгоны, имя Абизу появляется на истера-амулетах только в одном известном случае. по поводу того что фактически изображала женская голова со змеями выскывались разичные предположения. Наиболее интересное принадлежит Джеффри Спайеру и относит его не к магической, а к медицинской традиции "блуждающей матки" (958: p.41-44).

Имеются в виду представления о том, что женская матка представлялась с давних пор неким отдельным организмом, живущим в организме женщины и способной вызывать различные болезни. Само это представление, по всей видимости, отголосок народной традиции. Это представление во времена создания амулетов могло считаться довольно древним, так как первое подобное упоминание мы находим ещё у Платона:

...природа срамных частей мужа строптива и своевольна, словно зверь, неподвластный рассудку, и под стрекалом непереносимого вожделения способна на все. Подобным же образом и у женщин та их часть, что именуется маткой, или утробой, есть не что иное, как поселившийся внутри них зверь, исполненный детородного вожделения; когда зверь этот в поре, а ему долго нет случая зачать, он приходит в бешенство, рыщет по всему телу, стесняет дыхательные пути и не дает женщине вздохнуть, доводя ее до последней крайности и до всевозможных недугов, пока наконец женское вожделение и мужской эрос не сведут чету вместе и не снимут как бы урожай с деревьев, чтобы засеять пашню утробы посевом живых существ,которые по малости своей пока невидимы и бесформенны,однако затем обретают расчлененный вид, вскармливаются в чреве матери до изрядной величины и после того выходят на свет, чем и завершается рождение живого существа. Итак, вот откуда пошли женщины и все, что принадлежит к женскому полу.

Платон, "Тимей", 91 b-d (991: с. 586)

Несмотря на то, что античные врачи в конце концов разобрались, что женская матка не бродит по женскому организму, вызывая приступы удушения и различные недуги, это представление оставалось очень распространённым вплоть до XX века. Можно вспомнить, что слова "истерика" и "истерия" происходят от греческого "истера" (матка, чрево). Ими обозначалась расстройство, иначе называемое "бешенством матки" и спустя почти две с половиной тысячи лет объяснялось чуть ли не так же, как во времена Платона.

Болезни, которые провоцирует матка, могли, тем не менее, случаться и у мужчин. Например, мигрени или состояние удушья при сильных эмоциональных переживаниях, которому в Средние Века даже придумали название hysterica passio. Этой хвори были подвержены даже знаменитые литературные персонажи, как например, король Лир у Шекспира в одном месте пьесы жалуется именно на hysterica passio (Шекспир, "Король Лир". II.4.54-56). Вряд ли матка представлялась присутствующей и у мужчин, но подверженность мужчин именно тем болезням, которые вызывались этим "зверьком", который селился в человеке, требовали защиты и мужчин от "женских болезней" тоже.

Предположение Спаера о том, что женская голова со змеями, исходящими от неё, и есть "истера", то есть матка, а амулет призван её некоторым образом "успокоить" видится очень логичной, исходя из этой традициию. Говоря о том, как демонологическая традиция относительно Абизу оказалась присутствующей на истера-амулетах, Спайер пишет:

The medieval amulets can placed firmly in the long tradition of belief in an animalistic womb in need of calming. According to these beliefs the womb displays some demon-like behaviour, but it cannot be equated with the Abyzou-Gylou demon. This entirely separate belief, derived from demonological folklore, is non the less combined on some of the amulets with the spell for calming the womb. Conflations of this sort were already being made in the early Byzantine period if not earlier, in part so that the amulets would be efficacious as possible. The combination of the tradition of the "roaming womb" with the belief in the female demon Abyzou-Gylou suggests that at least some of the amulets with the hystera spell were used to protect women in childbirth or small children, as is specified in some late magical texts <…>

However, the "roaming womb" was also thought to cause a wide variety of ailments, such as migraine and fever, and to afflict men as well as women. As already noted, even in the early Byzantine period some bronze amulets to protect against the demon Abyzou were used by men.

J.Spier "Medieval Byzantine Magical Amulets and Their Tradition" (958: p.44)

Средневековые амулеты могут быть уверенно помещены в долгую традицию представлений об одушевлённой матке, которая нуждается в успокаивании. В соответствии с этими представлениями, матка может демонстрировать поведение, сходное с демоническим, но они не могут быть приравнены с демоном Абизу-Гилу. Эти совершенно отдельные поверья, произошедшие из демонологического фольклора, тем не менее, сочетаются на некоторых амулетах с заклинанием успокаивания матки. Слияние подобного рода наблюдается уже в ранний византийский период, если не раньше, с тем, чтобы амулеты были как можно более эффективными. Сочетание традиции "блуждающей матки" и веры в женского демона Абизу-Гилу предполагает, что, по крайней мере, некоторые из амулетов с "истера"-заклинанием могли использоваться, чтобы защитить женщин во время родов или младенцев, как это отмечается в поздних магических текстах.

"Блуждающая матка" могла мыслиться причиной широкого ряда недугов, таких как мигрени и лихорадки, и поражать не только женщин, но и мужчин. Как уже отмечалось, уже в ранний византийский период некоторые бронзовые амулеты для защиты от демона Абизу использовались мужчинами.

Джеффри Спаер "Cредневековые византийские амулеты магические и их преемственность" (958: p.44)

У демона Абизу была ещё одна черта, которая сближала его с традиционными изображениями на истера-амулетах. "Завещание Соломона" передаёт ту традицию, в которой этот демон изображается как голова с волосами, торчащими во все стороны, что явно напоминает о Медузе.

В более поздних текстах имя Абизу чаще употребляется в качестве одного из "тайных" имён демона Гелло, чем самостоятельный персонаж. Видимо, именно в литературной традиции оба демона, схожие по своим функциям, стали одним и Гелло поглотила со временем Абизу. В древнерусскую традицию, однако, имя Абизу попало и встречается в апокрифических молитвах и заговорах под именем Авизоя (975: с.51-52).

Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Форматка (почти готовая статья, на завершающей стадии оформления материала)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
Your rating: None Рейтинг: 9.5 (Всего голосов: 2)
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/abyzou
Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:
Физиологическая классификация: Фізіялагічная класіфікацыя: Fizjologiczna klasyfikacja: Фізіологічна класифікація: Physiological classification:

Comments

korg Re: Абизу
korg's picture
Статус: оффлайн

Взял на себя ответственность по паспортизации персонажа чужой статьи. Классификация экспериментальная, прошу сильно не пинать )

Экстранаучная классификация

- статус — демоны
- домен — проводники
- тип — смертоносцы
- класс — сущностные
- семейство — наталь-демоны (вредящие младенцам)
...
- персона — Абизу

Физиология

Человек

Строение (композиция)

- Отдельноголовость

Дополнительные способности

- Проклятья и болезни

Культурно-географическая

Греческая мифология и фольклор, Еврейский фольклор, Славянская мифология и фольклор

26 April, 2017 - 12:30

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Демон — воплощение обобщенного представления о неопределенной потусторонней силе, злой или благостной
Ламия — в античной мифологии полудева-полузмея, демоница, сосущая кровь своих жертв
Лилит — ночная демоница шумеро-аккадской и иудейской мифологий, первая отвергнутая жена Адама в библейском фольклоре
Сатиры — в древнегреческой мифологии лесные божества, демоны плодородия, жизнерадостные козлоногие существа
Тифон — в греческой мифологии чудовище с сотней драконьих голов, человеческим торсом и змеями вместо ног
Хайнатум — в еврейском фольклоре демон женского пола c птичьими ногами и клювом, убивающий маленьких детей
Эринии — в древнегреческой мифологии богини мести, насылающие безумие на преступника
Эврином — демон Аида, пожирающий трупы и оставляющий им только кости
Гелло — в низшей греческой мифологии и фольклоре демон, вредящий новорожденным детям и их матерям
Ахерон — чудовище, чья утроба — преисподняя
Вий — воспетый Гоголем персонаж восточнославянского фольклора, чей смертоносный взгляд скрыт под огромными веками
Порескоро — по поверьям цыган демоническая птица с торчащими из туловища кошачьими и собачьими головами и змеиным хвостом
Абасы — у якутов злые духи ростом с лиственницу, питающиеся душами
Гарпия — существо из греческой мифологии с лицом и грудью женщины и туловищем хищной птицы
Бхуты — в индуистской мифологии духи-оборотни, живущие на кладбищах
Минотавры — в греческой мифологии (а затем и в fantasy) гуманоиды с бычьей головой
Эмпуса — в греческом фольклоре демоница-искусительница, ламия-оборотень
Аримаспы — в греческой мифологии племя одноглазых людей, враждующих с грифонами и другими своими соседями
Кентавр — в греческой мифологии, а позднее в литературе и играх, существо с лошадиным телом и человеческим торсом
Тритон — в греческой мифологии морское существо с хвостом рыбы (либо моллюска, например осьминога) вместо ног