Ехидна
Ехиднав греческой мифологии титанида, превращенная богами в чудовище со змеиным хвостом
Ехиднав греческой мифологии титанида, превращенная богами в чудовище со змеиным хвостом
Ехиднав греческой мифологии титанида, превращенная богами в чудовище со змеиным хвостом
Ехиднав греческой мифологии титанида, превращенная богами в чудовище со змеиным хвостом
Ехиднав греческой мифологии титанида, превращенная богами в чудовище со змеиным хвостом
Echidna вариант написания наименования "Ехидна" латиницей вариант написания наименования "Ехидна" латиницей вариант написания наименования "Ехидна" латиницей вариант написания наименования "Ехидна" латиницей вариант написания наименования "Ехидна" латиницей
Equidnaвариант написания наименования "Ехидна" латиницейвариант написания наименования "Ехидна" латиницейвариант написания наименования "Ехидна" латиницейвариант написания наименования "Ехидна" латиницейвариант написания наименования "Ехидна" латиницей
Ἔχιδναвариант написания наименования "Ехидна" на древне-греческом вариант написания наименования "Ехидна" на древне-греческом вариант написания наименования "Ехидна" на древне-греческом вариант написания наименования "Ехидна" на древне-греческом вариант написания наименования "Ехидна" на древне-греческом
Эхидна вариант написания кириллицей наименования "Ехидна"вариант написания кириллицей наименования "Ехидна"вариант написания кириллицей наименования "Ехидна"вариант написания кириллицей наименования "Ехидна"вариант написания кириллицей наименования "Ехидна"

Ехиднатитанида и дракайна, чье имя буквально означает "гадюка" (древнегреческое Ἔχιδνα). Дочь Форкия и Кето, жившая под землей в киликийских Аримах, либо дочь Тартара и Геи, либо дочь Перанта и Стикс...

"В древнегреческой мифологии чудовищное существо, полуженщина-полузмея. Иносказательно Ехидна — злой, коварный человек" (43).

"Не верьте змеиным рассказам, будто был отцом красавицы Ехидны древний титан-оборотень Паллант, у которого два змеиных хвоста, и будто матерью была ей подземная титанида Стикс, дочь Тартара*.

Оболгались старые змеи. Слишком много колец завивают они, когда лежат, свернувшись в клубок, поджидая добычу. От тех хитрых колец и их хитрые россказни. Чудодевой была Ехидна, и только по воле богов стала она в подземной пещере изгнанницей Змеедевой. Вот и выдумали тогда коварные змеи, будто змееногий Паллант — ей отец, а подземная Стикс — ее мать.

Не верьте оболгавшимся змеям: Золотой Лук — отец красавицы Ехидны, океанида Каллироэ — мать Чудодевы Ехидны.

Только Каллироэ, океанида, видела сына Медузы, Хризаора, по прозванию Золотой Лук, когда выходила она из вод океана на берег Багряного острова Заката, Эрифии. Родила Каллироэ ему дочь, Чудодеву Ехидну, и сама, приняв образ змеи, выкормила ее в Змеином ущелье. Не хотела Каллироэ, чтобы узнали в ней океаниду победители титанов, боги Крониды*. Не хотела она рожать им смертных полубогов. Хотела иметь детьми титанов. И была ее дочь, Чудодева Ехидна, как все древние титаниды, бессмертной.

Любила красавица Чудодева Ехидна глубокие ущелья и пещеры с высоким сводом где-нибудь вблизи моря или могучей реки. В тех пещерах в зной она дремала, слушая, как текут подземные воды. Называли ее Владычицей Змей, ибо все живое привораживала она взглядом: и зверей, и птиц, и травы, и мужей из племени титанов. Взглянет — и уж не оторваться от взгляда Чудодевы. И были ее глаза не людскими и не звериными, и не птичьими, а такими, о которых говорят: "Вот мне бы такие глаза!" А что за глаза, не выскажешь, хотя так и стоят они перед твоими глазами.

Идет, бывало, титанида Ехидна полями, а за нею звери скользят меж высоких трав неслышной стопой и тьмы птиц плывут по небу. Не рычат, не ревут звери, не звенят, не щебечут, не клекчут птицы: беззвучно шествие.

Даже цветы и те сами выбегали с корнем из почвы навстречу красавице Чудодеве и, приникая к ней благоуханным дыханием, оплетали ей голени плечи и грудь. Одетая цветами, возвращалась она к себе в ущелье, а над нею — пернатые стаи и дыхание всего живого.

Всех титанид превышала мощью Чудодева Ехидна. И боги-победители ее не касались, и титаны не вступали с ней в бурные игры. Знали: опасно играть с Владычицей Змей. Всех переиграет она. Ведь за нее все живое. Но чуть увидят ее красоту — не выдержат и титаны. Разве прикажешь глазам? Не послушают глаза. Даже у Ветра сжималось от ее красоты сердце. А что ему. Ветру, красота! Не стоять же ему ночь, прижавшись ветреным сердцем к перекрестку ущелий! Ведь он — Ветер. Он — мимо... Он — так... И вот все же!

Не нуждалась могучая Чудодева-титанида и в охране и помощи титанов, как другие девы-титаниды, когда кругом могучие боги и полубоги — похитители. Страх не сидел у нее за спиной, как у лесного зверя: не двигала она тревожно ухом, не косила глазом по сторонам, не раздувала ноздри, втягивая воздух, и те тысячи малых глаз и ушей, и ноздрей, что живут в звере под кожей и в самой его звериной коже, также не остерегали Ехидну среди денных и ночных тревог.

Но иначе судили на небе Крониды.

Сторожила ее тайно Гера* и страшилась ее чародейной власти. Не ее мощи страшилась, а ее неодолимой красоты: возведет вдруг Кронид* Гере наперекор! Быть тогда меж ними распре. И замыслила Гера превратить Чудодеву Ехидну в Змеедеву. Только кто преодолеет чары титаниды? Какой чародей в мире сильнее чар ее земной красоты? И упал взор Геры на всевидящего Аргуса Панопта, на его звездные глаза.

Только недавно поднялись победители-боги Крониды с почвы земли на твердь неба и ступили на небесную дорогу. Стала тогда титанида Гера небесной богиней, и звездным стражем-хранителем стоял над ней всевидящий титан Аргус Панопт, сверкая на краю темного неба...

Верным слугой был Аргус Гере. И сказала ему владычица неба:

— Приворожи титаниду Ехидну и скрой во мгле. Пусть забудут о ней Кронид и все живое.

Сверкнул Аргус золотыми ресницами. Взглянул на море и на сушу и явился вечером на далеком холме Чудодеве.

Стояла Ехидна перед входом в пещеру и увидела звездный покров, разостланный на скате холма, по вершинам сосен и елей. И казалось, текут его звезды к ее пещере.

Так каждый вечер являлся ей на холме Аргус, все на том же месте, и каждый вечер невольно поднимала Чудодева глаза к холму, любуясь невиданным мерцаньем. Решил Аргус сперва издалека привораживать ее звездным блеском неисчислимых глаз, возбуждая в земной чаровнице Ехидне любопытство и изумление пред небесным чародеем. Удивить хотел Аргус Чудодеву.

И уже ждала она его жадно.

Но однажды под ночь встал он над ее долиной, на уступе горы, и устремил на красавицу титаниду взор — не взор, а тысячи глаз; и все тысячи глаз были для нее одним взором.

И пришла та лунная ночь на землю, когда спустился Аргус к самой пещере, куда уходила Ехидна в ожидании рассвета, и запел у входа в пещеру песню небес, которую поют только хороводы звезд-титанид. С этой звездной песней вошел Аргус в пещеру Чудодевы.

На постели из цветов и трав с открытыми глазами лежала титанида и слушала невидимый звездный хор. И вот стали звездные звуки вступать сверкающим телом в ее мир: замерцали звезды в пещере. Неужели перед нею те самые звезды, что пели там, за порогом? Сияют — и не оторвать ей глаз от этих заезд.

Все ближе звезды, все ярче, все притягательнее... Уже над титанидой они, и справа, и слева — текут к ней звездными лучами, уже горят так близко и неодолимо. Холоден их блеск и таинствен, но не чувствует этого титанида. Вся в жару она, будто внутри ее огонь недр матери-Земли.

И слышит она над собой голос:

— Я к тебе спустился, Чудодева. Я мерцал тебе над хребтами гор, разостлал для тебя звездный покров над лесами, чтоб одеть им тебя, титанида; я стоял пред тобой в лучах на холме над долиной, пел песню небес для тебя и для мира перед пещерой. Титанида, Аргус с тобою.

И был голос Аргуса не таким, какими были привычные ей голоса ключей и листвы, трав и птиц, зверей и ветров: голосом ночных лучей говорил с ней Аргус Панопт.

Напрасно ждала в эту ночь Аргуса Луна-Селена, притаясь за холмом. То выглянет она украдкой, то спрячется, то опять выглянет: нет Аргуса. Не выходит он из пещеры.

Что за питье подала на ночь богиня Гера владыке мира? Опорожнил бог сна Морфей свой рог с зельем из мака в кубок Зевса и поспешно укрылся в тумане у океана. В сон погрузился Кронид, не слышит, не видит.

С той ночи не раз посещал звездный чародей Аргус красавицу титаниду в пещере и незаметно сам поддался чарам ее красоты. Уже и его, небесного, притягивала к себе земная сила, исходящая от титаниды, как аромат от цветка. И замыслил он взять ее на небо, в мир богов и звезд. Но не возносят с земли на небо во мраке ночи. И предстал Аргус перед Чудодевой в светлое утро, протянул к ней руки и сказал:

— На небо богов подниму я тебя, титанида. Будешь ты там пребывать, как боги, со мною.

Смотрела на Аргуса титанида и молчала. Тьмы певчих птиц повисали над нею в утреннем воздухе. Тьмы зверей стояли вокруг нее на веселых травах, и цветы обвивали, ласкаясь к ней, ее стан.

— Ты ли это. Аргус?— спросила Чудодева в удивлении.— Где же твои сияющие звезды и их песни? Блеклый, тусклый стоишь ты передо мной, испещренный мрачными зрачками, словно весь источенный пушистыми гусеницами. Это ли твои золотые ресницы? И так холодно близ тебя, Аргус. А земля так тепла. Нет, не Аргус ты. Отойди от меня, обманщик, или метну я тебя на эту тучу.

И ушел от нее Аргус в темное ущелье.

Видел все это Зевс-Кронид. Слышал он слова титаниды, сам скрытый за тучей. Разгадал он замысел Геры. И задумался Кронид над тем, где укрыть ему титаниду от глаз Геры и всевидящего Аргусa. И вот шепнул ему сын Ночи, Мом-насмешник, к чьим советам прислушивались боги:

— Скрой ее в подземной пещере, под скалою над тартаром, на краю земли. Глубоки там пещеры. Не увидит ее там Аргус.

И усмехнулся Мом, сын Ночи, правдивый ложью.

Задумалась и Гера о титаниде.

Зачаровала Чудодева самого ее верного небесного стража. Зачарует она и Кронида. Могуча она, и могуча ее красота. Если бы вся ее могучесть обратилась в ненависть к Крониду, стала бы она тогда Гере союзницей. Но обманул титаниду Аргус. Возненавидит она теперь Геру за обман ее стража, Аргусa, и из ненависти к ней вступит с Зевсом в союз. Куда бы изгнать Чудодеву, чтобы не мог найти ее Зевс и забыл о ней?

И шепнул Гере насмешник Мом:

— Скрой ее в подземной пещере, под скалою над тартаром, на краю земли. Не придет туда за ней Зевс. Не будет она тебе больше соперницей. Там только змеи-драконы бескрылые ползают. Станет там, во мраке земли, и она змеей.

И усмехнулся Мом, сын Ночи, правдивый ложью.

Сказала Гера Зевсу:

— Околдовала титанида Чудодева звездного Аргусa. Потускнели звезды его глаз и не будут так радовать мир богов, как прежде. Изгони ее из живой жизни.

Удивился Зевс словам Геры. Знал он, в чем таится коварство. Но уже так решил и не мог перерешить ее участь. Сказал: пусть Аргус исполнит.

И унес Аргус ночью спящую титаниду в пещеру над тартаром, на край земли.

Долго спала титанида. Проснулась, как всегда, в пещере. Но не та это пещера, что у моря. Не вбегают в нее украдкой лучи дня. Не заносят в нее ветерки ароматы трав, пение птиц и голоса живые. Безмолвна пещера. Мгла и холод в ней. Клонит в сон титаниду. И снова уснула Чудодева. Верно, век так проспала она.

И слышит сквозь сон Ехидна из подземной глубины под скалой стон древних низверженных в тартар титанов. Хочет встать и поспешить к ним на помощь и не может. Взглянула себе на ноги: что с ними? Почему так плотно прижато колено к колену и голень к голени, и ступня к ступне и так стиснулись бедра? Почему засеребрилась на них кожа чешуей?

В тоскливом предчувствии обняла она ноги руками. Да ноги ли это? В пышный драконий хвост, огромный, почти до поясницы, обратились ноги титаниды. И железным покрыты они панцирем.

Змеедевой стала Чудодева.

Не поверила себе сперва титанида. Рванулась, чтобы встать на титановы вольные ноги и выбежать из пещеры. Но только приподнялась до пояса, как осело ее могучее тело наземь. Не могла она больше ходить по земле.

Страшно закричала Ехидна, с такой жалобой могучего тела и могучей души, что, казалось, на такой крик звезды сами сорвутся с неба и придут к ней на помощь. Но ничего не дрогнуло ни на небе, ни на земле. Только где-то под нею, в глубине земли, послышался отдаленный глухой лай и вслед за лаем визг и рычанье: это пес Цербер у входа в аид отозвался на жалобный ночной крик.

С той ночи стала Ехидна пленницей своей подземной пещеры. И если прежде называли ее Чудодевой, то теперь прозвали ее Змеедевой. Вот откуда и ее имя Ехидна — Змея.

Сидела Ехидна во мгле своей пещеры-тюрьмы, и росла в ней тоска по вольному миру, по далеким просторам и гордым горам, по горячим лучам Гелия-титана, по зверям и птицам земли. И вся ее титанова воля медленно переплавлялась в эту могучую тоску. Казалось ей, что вырастут у нее из этой безудержной тоски крылья и вылетит она из своей темницы, как вылетают крылатые драконы.

И тогда вверх вытягивала Змеедева свои руки, руки титаниды, истомленная мечтой о свободе. И вдруг ненавистью наливалась ее тоска, такой ненавистью к богам Кронидам и к коварной Гере, заточившей ее в подземную мглу! И зачем не вступила она в борьбу с богиней? Зачем лишила ее Гера материнства! Одиноко ей в холодной мгле. Неужели так жестоки боги!

Но порой казалось могучей Змеедеве, что как малые дети перед нею боги. Вот бы обняла она самого Кронида, как ребенка, баюкала бы на руках владыку мира. Что он, Зевс, перед нею! Малютка, дитя. Угасли бы его молнии в ее животворящем молоке матери.

Обманул ее Аргус Панопт. И посылала Ехидна проклятие звездам, ненавидя их и томясь по ним.

О, хотя бы луч Луны-Селены заглянул к ней в эту пещерную мглу! Разве не любила ее прежде титанида Селена?

И в тоске обращалась Ехидна с мольбой к матери Гее-Земле:

— Верни мне, мать, мои ступни! Верни мне мои девичьи голени! Дай вновь согнуться моему колену. Отними от меня этот змеиный хвост. Тянет он меня в твою глубь. Тяжко мне!

Но безмолвна была Гея-Земля..."

Я.Э.Голосовкер "Сказания о Титанах" (59)

"Тифон и Ехидна породили многих чудовищ (собаку Орфа, пса Кербера, лернейскую гидру, химеру...)" (2), а также Немейского Льва, Сфинкса, Кавказского Орла, Кроммионскую Свинью* и стервятников.

Образ Змеедевы послужил основой для многих мифологических образов — от распространенных в средневековых бестиариях человекоголовых змей ехидн до французских почти драконов вуйвров.

Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Заглушка (пустая страница, созданная чтобы застолбить неопределенно запланированную статью, либо чтобы прикрыть ведущую из другой статьи ссылку)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
Голосов пока нет
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/ehidna
Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:
Физиологическая классификация: Фізіялагічная класіфікацыя: Fizjologiczna klasyfikacja: Фізіологічна класифікація: Physiological classification:

Комментарии

Alpha_Centavra Re: Ехидна
Изображение пользователя Alpha_Centavra.
Статус: оффлайн

Красиво. А ехидны и наги, они внешне совсем одинаковые? В чём различия?

30 January, 2006 - 13:35
linyok Re: Ехидна
Статус: оффлайн

Бог его знает. На вид вроде не так уж и отличаются. В остальном — сильно.
Вот посмотрите нагов:
http://enc.mail.ru/article/?1900042139
к тому же Ехидна, она вроде одна. По "Мифологической библиотеке" Аполлодора — дочь Тартара и земли (Геи?), породившая всю эту кучу чудовищ и убитая во сне Аргусом.
Ехидны — уже более позднее изобретение, это какой-то вид змеи.

30 January, 2006 - 15:07
Alpha_Centavra Re: Ехидна
Изображение пользователя Alpha_Centavra.
Статус: оффлайн

Да, ехидна — зверски ядовитая австралийская змея, тамошний заменитель африканской кобры. А ещё ехидна это вид дикобразов.

31 January, 2006 - 21:46
KOT Re: Ехидна
Изображение пользователя KOT.
Статус: оффлайн

Цитата (автор — Alpha_Centavra):
А ещё ехидна это вид дикобразов.

А утконос, соответственно — вид хомячка smile.gif

как говорится, лучше синица в руках, чем утка под кроватью biggrin.gif
(я себя когда-нить за флуд и оффтоп забаню, обязательно)

31 January, 2006 - 22:05
Alpha_Centavra Re: Ехидна
Изображение пользователя Alpha_Centavra.
Статус: оффлайн

[опять катаюсь под столом, брыкаясь и издавая нечленораздельные ржущие звуки]

1 февраля, 2006 - 17:48
Anya Re: Ехидна
Status: guest

Безумно рада, что отыскала такую Прекрасную публикацию. Спасибо большое Вам, КОТ. Не всегда имеешь возможность находить желаемое у древних авторов и не очень.

17 августа, 2008 - 20:52
korg Re: Ехидна
Изображение пользователя korg.
Статус: оффлайн

Вообще, змеедев много. Наги, например, в Индии. Фуси и Нюйва в китайской. Вужалки в белорусской. Мот, и еще где есть.

Может, сделать подраздел серпентоидов типа кентавроидов?

8 июня, 2009 - 14:00
Max88 Re: Ехидна
Изображение пользователя Max88.
Статус: оффлайн

Alpha_Centavra в Австалии ехидна — существо типа муравьеда.
А ведь Ехидна была главной поставщицей чудовищ для подвигов. С ней даже Перси сражался.

11 апреля, 2011 - 20:22
korg Re: Ехидна
Изображение пользователя korg.
Статус: оффлайн

Взял на себя ответственность по паспортизации всех статей. Классификация экспериментальная, прошу сильно не пинать )

Экстранаучная классификация

- статус — божества
- домен — настоящего
- тип — семитеосы-полубоги
- класс — мезомирные
- семейство — титановые
- персона — ЕХИДНА

Физиология

- Человек, Змея

Строение

- Драконообразность, Гибридность

Дополнительные способности-особенности

- Насильственные (-ое) превращения (-ие), Похищения, Человекоубийство

Культурно-географическая

- Греческая мифология и фольклор

Вымышленные / литературные миры

- Перси Джексон и Олимпийцы (Рик Риордан)

31 мая, 2017 - 16:41

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Горгоны — женоподобные змееволосые чудовища греческой мифологии
Нереиды — в древнегреческой мифологии морские нимфы, "девы вод"
Кентавр — в греческой мифологии, а позднее в литературе и играх, существо с лошадиным телом и человеческим торсом
Ламия — в античной мифологии полудева-полузмея, демоница, сосущая кровь своих жертв
Гекатонхейры — в греческой мифологии 100-рукие и 50-главые великаны, олицетворение подземных сил
Кекроп — в древнегреческой мифологии первый царь Аттики, получеловек-полузмей (в какой-то мере, кентавроид)
Эрихтоний — согласно греческой мифологии, царь Афин, сын Геи, рожденный со змеиным хвостом вместо ног
Гидра — в греческой мифологии, а позднее в средневековых бестиариях и геральдике, многоголовая змея или дракон
Сцилла — в греческой мифологии морское чудовище, упоминающееся в паре с Xарибдой
Орф — в древнегреческой мифологии двухголовый пес со змеиным хвостом, порождение Тифона и Ехидны, старший брат Кербера, Лернейской Гидры и Химеры, отец Немейского льва и Сфинкса, охранник стад трехтелого Гериона
Наяды — в древнегреческой мифологии нимфы пресных вод
Амазонки — в античной мифологии варварское племя дев-воительниц
Эринии — в древнегреческой мифологии богини мести, насылающие безумие на преступника
Дракайна — в древнегреческой мифологии общее название драконов женского пола, как правило с человеческим чертами
Гелло — в низшей греческой мифологии и фольклоре демон, вредящий новорожденным детям и их матерям
Офиотавр — в греко-римской мифологии рождённое землёй чудовище в виде быка со змеиным хвостом
Ахерон — чудовище, чья утроба — преисподняя
Порескоро — по поверьям цыган демоническая птица с торчащими из туловища кошачьими и собачьими головами и змеиным хвостом
Яюйкитайский дракон, живущий в водах Жошуй
Демон — воплощение обобщенного представления о неопределенной потусторонней силе, злой или благостной