Муу шубуун

Муу шубуун
Муу шубуунв бурятском фольклоре, дух-оборотень в образе красивой девушки с птичьим клювом, прикрывая который ладонями, она заманивает человека и затем съедает
Муу шубуунв бурятском фольклоре, дух-оборотень в образе красивой девушки с птичьим клювом, прикрывая который ладонями, она заманивает человека и затем съедает
Муу шубуунв бурятском фольклоре, дух-оборотень в образе красивой девушки с птичьим клювом, прикрывая который ладонями, она заманивает человека и затем съедает
Муу шубуунв бурятском фольклоре, дух-оборотень в образе красивой девушки с птичьим клювом, прикрывая который ладонями, она заманивает человека и затем съедает
Муу шубуунв бурятском фольклоре, дух-оборотень в образе красивой девушки с птичьим клювом, прикрывая который ладонями, она заманивает человека и затем съедает
Moh Shuvuuнаписание латиницей Муу шубуун, демоницы с птичьим клювом из бурятского фольклоранаписание латиницей Муу шубуун, демоницы с птичьим клювом из бурятского фольклоранаписание латиницей Муу шубуун, демоницы с птичьим клювом из бурятского фольклоранаписание латиницей Муу шубуун, демоницы с птичьим клювом из бурятского фольклоранаписание латиницей Муу шубуун, демоницы с птичьим клювом из бурятского фольклора
Му-шубунвариант написания названия Муу шубуун, бурятской демоницы с птичьим клювомвариант написания названия Муу шубуун, бурятской демоницы с птичьим клювомвариант написания названия Муу шубуун, бурятской демоницы с птичьим клювомвариант написания названия Муу шубуун, бурятской демоницы с птичьим клювомвариант написания названия Муу шубуун, бурятской демоницы с птичьим клювом

Муу шубуун (буквально, "плохая птица") — в бурятском фольклоре, дух-оборотень в образе красивой девушки с птичьим клювом, прикрывая который ладонями, она заманивает человека и затем съедает.

В низшей шаманской мифологии является достаточно распространенным демонологическим персонажем, наравне с ада. По легендам и преданиям бурят, муу шубууном становится «умершая девушка, если перед смертью дочери отец отдаст ей огниво, то есть положит в могилу» (1616: Т.1, с.272; 1614: с.289-290). По другой легенде, муу шубууном становится после смерти вдова, съевшая печень своего ранее умершего возлюбленного:

"В прежнее время жил один молодой человек, который влюбился в одну молодую девицу; впоследствии они ушли в лес и жили там; потом молодой человек умер. Девица долго плакала над телом своего возлюбленного; подумав, что она перестанет тосковать по умершему, если съест его печень, она распорола брюхо умершего, вынула печень и съела ее. Вскоре после этого она умерла; душа ее, вследствие того, что она при жизни съела печень человека, превратилась в му-шубун" (1616: Т.3, с.25).

Муу шубуун имеет обыкновенно человеческий вид, вид женщины, только губы становятся большими, красными и вытягиваются наподобие клюва, муу шубуун может обращаться в в разных птиц и животных, но губы при этом не изменяются (1616: Т.3, с.25; 1614: с.290).

"Если кто-нибудь ночует в лесу один, му-шубун приходит к нему, обратившись в молодую и красивую девицу или женщину, и начинает разговаривать и шутить с ним, а губы при этом держит в рукаве. Она старается обратиться в ту девицу или женщину, которую любит этот человек. Если му-шубуну удается обмануть человека, она бьет его по голове своим клювом и убивает, распарывает его брюхо и съедает его печень, почки и головной мозг" (1616: Т.3, с.25).

"В местности Хаха (Хохинский род Бильширского ведомства) прежде водились му-шубуны, которые ели людей. Один тунгус (по-бурятски: "хамнаган") расколол ель и в щель забил клин и около этой ели остался ночевать; к нему приходит му-шубун, обратившись в красивую девицу. Тунгус говорит ей: «Будем спать вместе! Положи свою руку в эту щель». Та положила свою руку в щель ели, тунгус выдернул клин, ель сжала руку му-шубуна, и она так тут и осталась, а тунгус ушел. Му-шубун после этого дала клятву не ходить около ели и не подходить к тунгусу" (1616: Т.3, с.25).

Муу шубуун под правой мышкой держит огниво, то она кричит: "Смотри в руке!", но смотреть не должно — если посмотреть, то огниво превратится в червей, а не посмотреть, то можно сделаться богатым» (1616: Т.1, с.272; 1614: с.290). Имеется и другой вариант этой легенды:

му-шубуна под обеими подмышками находится по огниву, под правою — красное и блестящее; это огниво содержит в себе жизнь живого человека; человек, борющийся с му-шубуном, не должен трогать этого правого огнива; если он оторвет его, оторвет свою собственную жизнь и му-шубун одолеет его. Под левою подмышкой находится другое огниво, сплошь покрытое слюнями и гноем; человек, который во время борьбы с му-шубуном оторвет это левое огниво, должен победить му-шубуна. Когда пытаются оторвать левое огниво, му-шубун сердится и говорит:

— Не тронь! Это худое и некрасивое.

В этом левом огниве жизнь самого му-шубуна, и потому он старается, чтоб борющийся человек оторвал у него правое, а не левое огниво" (1616: Т.3, с.26).

В данном эпизоде легенды, раскрывается распространенный мотив обманных уловок демонологического персонажа в борьбе с положительным героем.

В шаманских легендах распространен сюжет, где муу шубуун превращается в разных птиц, но в основном она является в образе женщины, которая прикрывает свои уродливые губы рукавом одежды. Если победить этого злого духа, то, по мотивам легенд, он превращается в тазовую кость. Этот факт не может не обратить на себя внимание. Напрашивается сравнение бурятского мифологического персонажа муу шубуун с некоторыми персонажами западноевропейской мифологии (например, троллем). Как известно, в традиционных норвежских легендах троллям свойственны метаморфозы. Эти существа могут принимать антропоморфный вид (принцы, принцессы, облик простых людей) и зооморфный (превращаются в коз, черных собак, медведей), а также — вид растений и различных предметов. Аналогичными свойствами обладает и муу шубуун. Так же как и муу шубуун, тролли появляются только ночью, после захода солнца, что характерно для всех сверхъестественных существ, относящихся к потустороннему миру. Еще одно сходство этих двух персонажей в их кончине: тролли на восходе солнца превращаются в камень, а муу шубуун, умирая, становится костью.

"Один человек охотился в лесу, опоздал и остался ночевать в лесу. Он развел огонь и сидит около него; к нему подходит красивая и молодая замужняя женщина, начинает с ним разговаривать и шутить, а рукава держит у рта. Охотник догадался, что это му-шубун, и был с нею осторожен. Он послал ее за дровами. А когда она ушла, он положил около огня дерево, покрыл его своею шубою, а сам, взяв ружье, спрятался за древесным стволом. Му-шубун пришла и видит, что охотник уже спит под шубой; она осторожно подходит к дереву, закрытому шубой, вынимает из рукава свои красивые губы, длинные как клюв птицы, и бьет ими по дереву; от губ ее посыпались искры. Тогда охотник выстрелил из ружья и убил му-шубуна; она обратилась в голую тазовую кость; охотник сжег эту кость на огне" (1616: Т.3, с.25).

Также по некоторым легендам, бывают муу шубууны как женского, так и мужского рода, в данном контексте они воспринимаются как отдельный народ, при этом на людей нападают только муу шубууны женского пола:

Му-шубуны прежде водились в лесах около Хохинского рода. Один сильный человек Хадала поехал в лес и остался там ночевать; ночью пришла му-шубун и напала на него; Хадала начал бороться с нею и во время борьбы вырвал из-под ее левой подмышки огниво; тогда му-шубун начала поддаваться, вырвалась и скрылась. На другое утро Хадала пошел по следу искать му-шубуна, с которой боролся ночью; след привел его к яме; в ней лежит му-шубун женщина, тут же находится и муж ее. Му-шубун мужчина упросил Хадалу не трогать их, оба эти му-шубуна дали клятву не есть людей и не нападать на них. При этом му-шубун мужчина объяснил Хадале, что на людей нападают только их девицы и женщины; а му-шубуны мужчины этого не делают; с этих слов буряты Хохинского рода уверяют, что му-шубуны мужчины их не трогают, а нападают на людей только девицы и женщины.

Если му-шубуны женщины или девицы начинают нападать на людей, то нужно произнести следующие слова:

Хадалан долон (Хадалаевы семеро),

Хамнагахи найман (Хамнагановы восьмеро)

Тогда му-шубуны перестают нападать на людей.

Со слов Василия Иванова, бурята Бильширского ведомства Хохинского рода (1616: Т.3, с.25-26)

Необходимо упомянуть еще одну параллель, наталкивающую нас на мысль о близости шаманского мифологического персонажа муу шубуун с так называемыми вампирами. Особенно ярко это показано в одной японской легенде о вампирах. «Вампиры Японии особенно любили принимать человеческий облик. Эти ночные бродяги часто посещали дворы древних японских принцев, являясь к ним под видом соблазнительных девушек, и, лаская, выпивали кровь из своих возлюбленных. Если их удавалось напугать, они убегали из складок кимоно большими черными кошками. Отличало их от настоящих кошек наличие у них двух хвостов (309: с.84). Сюжет зависимости вампиров от человеческой крови может мотивироваться тем, что отражает наиболее глубокие верования людей. С давних времен человечество верило в живительную силу крови, считало ее рекой жизненной силы. Самым главным жертвоприношением всегда была кровь живого существа. Ценность ее увеличивалась еще и от веры в то, что кровь любого существа может передавать его силу, здоровье и другие качества тому, кто ее выпьет.

Говоря о вампирах, необходимо отметить мифы бурят о духах-антропофагах. Они являлись, по сути, людьми: «они были совершенно похожи на людей, говорили человеческим языком, но только ели человеческое мясо. Поймав человека, они сначала откармливали его, чтоб он сделался жирным … они давали ему есть печень убитого человека; когда человек съест человеческую печень … до того жиреет, что не может ходить. Откормив человека, людоеды колют его и сперва едят печень, а потом … мясо» (1616: Т.3, с.36). Выше приведен распространенный мотив поедания человеческой печени злыми духами. Элементы каннибализма проходят через многие мировые мифологии. В фольклоре североамериканских индейцев также бытуют легенды о том, что тот, кто отведает печень вождя, обретет его силу и знания. А в соответствии с обрядовыми представлениями бурят печень считается наиболее питательным органом животного наряду с головным мозгом. Не случайно в легендах муу шубуун предпочитает употреблять в пищу именно эти человеческие органы (1614: с.289-291).

Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Зверушка (вроде готовая статья, но при этом велика вероятность расширения)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
0
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/muu-shubuun
Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:
Физиологическая классификация: Фізіялагічная класіфікацыя: Fizjologiczna klasyfikacja: Фізіологічна класифікація: Physiological classification:

Comments

Отправить комментарий

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите слова, показанные на картинке ниже. Это необходимо для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя спам-бота. Спасибо.
9 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. То есть для 1+3, введите 4.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Асванг — в фольклоре населения Филиппин вымышленное существо, сочетающее в себе признаки ведьмы, оборотня и вампира
Брукса — португальский вампир исключительно женского пола, в которого после смерти превращается женщина, занимавшаяся при жизни колдовством
Брокса — в еврейском фольклоре ведьма-оборотень, сосущая из людей кровь
Вештица — персонаж южнославянской демонологии, совмещающий в себе свойства реальной женщины-ведьмы и демона-оборотня
Гарцуки — по белорусскому поверью духи стихий, которые в облике птиц делают непогоду сильными размахами крыльев
Галипоте — магические оборотни Латинской Америки, перекидывающиеся собаками или птицами
Мулло — нежить, вампир или призрак умершего в фольклоре цыган
Стрыга — в западно-славянской и карпато-балканской мифологиях ведьма, нежить, упырица, пьющая человеческую кровь
Ангиак — в поверьях эскимосов Аляски мстительный дух брошенного умирать новорожденного ребенка
Шулмусы — в алтайской и монгольской мифологии злые духи подземного мира, приходящие в мир живых чтобы всячески вредить людям
Эстри — в еврейском фольклоре женщина-вампир и оборотень, питающаяся кровью, и которая умрёт, если человек увидит или ударит её во время нападения
Ератники — в белорусской и русской мифологии проклятые колдуны, обреченные после смерти возвращаться упырями, вредить людям или друг другу
Пьючен — в мифологии коренного населения Чили, Перу и Аргентины вампир-оборотень в облике змеи с крыльями летучей мыши
Глаштиг — собирательный персонаж шотландского фольклора из ряда Фо-а, принимающий животные обличья, но чаще представляемый наполовину женщиной, наполовину козой
Некрештеницы — согласно сербским преданиям, мелкие летающие вампироподобные существа, которыми становятся умершие до крещения дети
Жезтырнак — в мифологии казахов и ряда родственных им тюркских народов, злое демоническое существо в облике красивой молодой женщины с медными когтями
Плътник — в фольклоре западной Болгарии восставший из гроба мертвец, на ранней стадии становления в статусе вампира
Аиту — в мифах полинезийцев общее название сверхъестественных существ, включая божеств, духов и призраков
Ада — в фольклоре бурят дух-оборотень, насылающий детские болезни и детскую смертность, но также может выступать и духом-хранителем дома
Халуунай — в фольклоре бурят, причиняющий беспокойство и болезни, дух умершего в юном возрасте ближайшего родственника