Нагваль
Нагвальв мексиканском фольклоре зловредный монстр или животное, в которое превращается колдун или обычный человек
Нагвальв мексиканском фольклоре зловредный монстр или животное, в которое превращается колдун или обычный человек
Нагвальв мексиканском фольклоре зловредный монстр или животное, в которое превращается колдун или обычный человек
Нагвальв мексиканском фольклоре зловредный монстр или животное, в которое превращается колдун или обычный человек
Нагвальв мексиканском фольклоре зловредный монстр или животное, в которое превращается колдун или обычный человек
Nagualобычное написание латиницей слова нагваль. обозначающее животное или монстра, в которое превращается человек, в мексиканском фольклореобычное написание латиницей слова нагваль. обозначающее животное или монстра, в которое превращается человек, в мексиканском фольклореобычное написание латиницей слова нагваль. обозначающее животное или монстра, в которое превращается человек, в мексиканском фольклореобычное написание латиницей слова нагваль. обозначающее животное или монстра, в которое превращается человек, в мексиканском фольклореобычное написание латиницей слова нагваль. обозначающее животное или монстра, в которое превращается человек, в мексиканском фольклоре
Нагуальраспространённое написание названия животного-двойника или животного, в которое превращается человек, мексиканского фольклора на русском языкераспространённое написание названия животного-двойника или животного, в которое превращается человек, мексиканского фольклора на русском языкераспространённое написание названия животного-двойника или животного, в которое превращается человек, мексиканского фольклора на русском языкераспространённое написание названия животного-двойника или животного, в которое превращается человек, мексиканского фольклора на русском языкераспространённое написание названия животного-двойника или животного, в которое превращается человек, мексиканского фольклора на русском языке

Впервые этимология слова "нагваль" была предложена ещё в 1656 году от ацтекского слова nahualtia, что значит "скрыватся, принимать другой облик, маскироваться". Это версия была поддержана в новейшее время и сейчас считается основной (996: p.447). Существует и версия, что само слово в ацтекские языки попала от уастеков, народа майя, где слово значило "мудрость, магия, знание" (996: p.447).

Обычно считается, что "нагваль" обозначало и обозначает нечто вроде оборотня или колдуна, который может превращаться в другое существо: птицу, животное или даже природное явление, как комету или грозовую тучу. "Нагваль" считается ацтекским понятием, но с продвижением ацтеков на юг это понятие смешивалось с понятием "тоналя" — животного-двойника, который есть у каждого человека и жизнь которого связана с этим человеком (996: p.447).

Со словом "нагваль" издавна существует довольно существенная путаница, так как в разных регионах Мексики и Месоамерики исследователи XIX-XX веков, встречавшие его, усваивали разное применение этого слова. На севере и в центре Мексики этот термин употребляется преимущественно в форме для обозначения монстра или животного, в которое умеет превращаться колдун для своей деятельности. Или необязательно превращаться, а использовать другое животное, как бы вселяясь в него (995: p.363). Для Южной Мексики и Месоамерики термин "нагваль" часто обозначает животного-двойника, которое есть у каждого человека. Жизни двух этих чуществ неразрывно связаны.

Уже первый исследователь, посвятивший работу нагвалю, Дэниел Бринтон, смешал понятия тоналя и нагваля вместе, и всё вместе представил как мрачную магическую индейскую секту или даже религию, назвав её "нагуализм", которая в лучших традициях конспирологических теорий управляла индейцами и их поведением на протяжении всех столетий присутствия европейцев в Америке (997).

В 1944 году вышло определяющее на сегодняшний день исследование Фостера, которое разделило понятие "нагваля" и "тоналя", оставив за первым умение человека превращаться в другое животное. Автор, в частности заявил, что "нагвализма" как такового не существует, имея в виду культ или секретное общество, как было описано в первом исследовании нагвализма, которое касалось двойника-животного у человека. "нагваль" прежде всего относится к ведьме или колдуне, которые умеют превращаться в другое животное (994: p.305). С тех пор учёным большинством поддерживается это мнение, хотя многие неоднократно признавались в том, что при полевом исследовании народных верований их подчас бывает очень трудно отделить, поэтому использование термина "нагваль" и "нагвализм" у этнографов приводили к ещё большим путаницам (994: p.306). Например, полевое исследование Бенсона Салера в 1963-1964 году в Гватемале показало, что у народа киче слово "нагваль" употребляется в массе контекстов, среди которых: животное-двойник, знак зодиака,который определяет судьбу человека, обозначение святого как нагваля, например, голрода, если он является покровителем этого города, знака дня по календарю майя (994: p.309-310). В исследовании Люсиль Каплан в южной Мексике в 1956 году было зафиксировано даже различное понимание этого термина в одной и той же местности, но у этнически разных групп.

Впрочем, советскую науку это никак не коснулось. В "Ранних формах религии" Сергей Токарев назвал одну из форм религии "нагуализм", имея в виду именно двойничество, а в "Мифах народдов мира" про нагуаль было сказано как про ацтекского духа-покровителя, обычно изображаемого в териоморфной форме (174: Т.2, с.196).

Итак, примем за обозначение "нагваля" некое существо, в которое умеет превращаться человек. Отличие от привычного нам понимания оборотня или феномена оборотничества заключается в том, что если оборотнем называют человека в целом, во всех его ипостасях, то нагваль — это почти всегда только то, во что превращается человек, но не сам человек. Ему необязательно быть колдуном. В поверьях негроидных метисов мексиканского штата Оаксака термины тональ и нагваль применяются взамозаменяемо, но предпочтителен последний термин. Эти представления входят в большой комплекс представлений о колдунах. Эффективность колдовствеа у негроидов этого района обеспечивается тем же постулатом, что и вуду Луизианы: колдовству, как и колдовскому лечению, подвержен только тот, кто в него верит (995: p.365). И Нагваль — это подчинённое колдуну (hechiceria, brujeira) животное, но в тоже время и животное, которое становится двойником человека без согласия родителей, а сам процесс осуществляется как результат колдовской деятельности. Это всегда происходит до крещения ребёнка. Нагвалем может быть дикое животное, как ягуар или заяц, но может быть и домашнее, такое как бык или корова (995: p.367).

The brujo or bruja notices a pregnant woman; after the infant is born he sends an animal, which is nagual, in the night to carry the as yet unbaptized child from the side of its sleeping mother to the fields. The child is carried along a trail to a place where it is crossed by another trail, and laid on the ground. The animals which are naguales come down the cross trail. All are small, dwarf, perhaps six inches high. They pass over the body of the infant. The animal that stops and cleans the child all over with his tongue becomes the nagual of the child. If more than one stops and licks the infant, then all animals, even if different , may become the naguales of the child. Three seem to be the limit of naguales obtained.

Kaplan, Lucille "Tonal and Nagual in Coastal Oaxaca, Mexico"(995: p.365)

Колдун или ведьма примечают беременную женщину. После того, как ребёнок родился, они посылают ночью животное, которое есть нагваль, чтобы то украло у матери ещё некрещёного младенца и принесло его в поле. Младенца нужно принести туда, где тропа перекрещивается другой тропой и положить его на землю. Животные-нагвали приходят к перекрёстку. Все они маленькие, карликовые, примерно шесть дюймов ростом. Они проходят мимо новорожденного. Животное, которое остановится и вылижет его своим языко становится его нагвалем. Если ребёнка лизнёт больше, чем одно животное, даже если это другое животное, то оно тоже становится его нагвалями. Максимальное количество нагвалей вроде бы не превышаёт трёх.

Каплан, Люсиль "Тональ и Нагваль в прибрежной Оаксаке, Мексика" (995: p.365)

Нагвали есть не у всех, но все, у кого есть нагвали знают о свих двойниках и могут в них превращаться (или использоваться) для злых целей, в основном (995: p.367). Эти представления напоминают европейские истории про вервольфов, которые тоже часто становятся такими не по своему желанию, а в силу проклятия или чьей-то вредоносной деятельности. Интересно, что в Мексике бытовали похожие на европейские истории про намеренное приобретение животного-двойника как результата договора с дьяволом, при этом сам дьявол являлся людям для заключения этого договора в облике нагваля (996: p.452). Разумеется, это описание принадлежит европейцу, который понимает индейские представления только так, как ему это доступно — в системе христианских ценностей и противопоставления дьявольского божественному.

Часть историй про нагвалей поразительно напоминает традиционный тип историй про европейских вервольфов в германском фольклоре, который называют "вервольф -любовник" (672: p.29).

Euro-mestizos in this region, particularly those who have lands producing cotton or copra, or who have business dealing in the coastal plain, are fond of relating nagual stories based on their experiences with Negroes. A Negro will ask a companion on the road if he can be frightened; the companion will surely reply that he cannot be. The Negro will then leave him at some point in the trail on some pretext and return in the form of a huge jaguar that leaps upon the traveler from the bush. A similar story is that of a Negro women harvesting cotton, along with a group of women, who resisted the advances of a man who was in the fields. He was ridiculed by her in the presence of the other women, and therefore became angry. When the women were on the way home huge jaguar with human hands leaped on them to frighten them. It was the man, of course, seeking his revenge.

Kaplan, Lucille "Tonal and Nagual in Coastal Oaxaca, Mexico"(995: p.366-7)

Европеоидные метисы этого региона, особенно те, у которых есть участки с хлопком или кокосами, или те, у кого есть бизнес в прибрежной равнине, любят рассказывать истории про нагвалей, связанные c их опытом общения с чернокожими. Однажды какой-нибудь чернокожий может спросить своего спутника на дороге можно ли его испугать. Разумеется, попутчик ответит, что он не из пугливых. Тогда чернокожий покинет его на время под каким-нибудь предлогом, а потом вернётся в облике огромного ягуара и накинется на попутчика из кустов. Схожая история рассказывает про негритянку, которая с другими женщинами собирает хлопок в поле, которая отказывает в ухаживаниях мужчине, который был с ними в поле. Она высмеивает его в присутствии других женщин, и он приходит в ярость. Когда женщины возвращаются домой, огромный ягуар с человеческими руками набрасывается на них и пугает. Разумеется, это тот мужчина, который хочет отомстить.

Каплан, Люсиль "Тональ и Нагваль в прибрежной Оаксаке, Мексика"(995: p.366-7)

Их появление явно вызвано влиянием европейских поверий в вервольфов, но наложились они на ацтекские и месоамериканские представления о животном двойнике, "тонале", или подобную веру индейцев Северной Америки, которую иногда называют ещё "индивидуальным тотемизмом".

Нагвали в ретабло

Очень любопытным оказывается такой источник современных мексиканских представлений о нагвалях как ретабло. Современное ретабло разительно отличается от тех иногда огромных и мастерски выполненных конструкций, которые появились в Испании в Средние Века и которые иногда расписывали лучшие художники своего времени. Современное мексиканское ретабло * — это благодарственные картинки, которые заказываются художникам обычными людьми после счастливого разрешения какой-либо трудной жизненной ситуации, в которой, как они считают, им помог тот или иной святой или сам Бог.

Ретабло наиболее интересны, пожалуй, тем, что показывают типичные усреднённые народные представления о внешнем виде нагвалей, их деятельности, местех, где их можно встретить. Во всех приведенных ретабло нагваль не может идентифицироваться как некий животный двойник человека. Скорее, это некое даже демоническое существо.

В противовес этнографическим записям, нагваль в ретабло обычно изображается не каким-то обычным и известным животным, а трудноидентифицируемым, а зачастую и довольно бесформенным монстром. Иногда его изображения явно инспирированы изображением дьявола и чертей в христианской иконографии. Только в одном случае ретабло говорит об "огромном коте". Другое упоминает, что женщина-нагваль выглядела как свинья, причём фактически это ретабло ставит знак равенства между кадехо и нагвалем, а их род деятельности выглядит типизированным для европейских представлений о деятельности ведьм, который под видом животных портят, убивают или похищают домашний скот.

Занятия нагвалей разнообразны. С неясными целями они могут похищать детей, как на ретабло 8 июня 1968 года, или пытаться выкупить ребёнка, что напоминает о вышеприведенной записи о том, как колдуны дают людям их нагвалей. Интересно и ретабло Матильды Короны 1968 года, где нагваль пытается обмануть женщину, и завлечь её за собой, пообещав отвести к спрятанным сокровищам. Со спрятанными кладами, настоящими или нет, принято ассоциировать довольно большое количество сверхъестественных существ или просто призраков и на европейском, и на американском континенте, причём целые классы подобных существ — трикстеры, как фейри или кицунэ, и называются хозяевами "фальшивых сокровищ", которые обращаются в грязь или палую листву со временем. Подобные истории очень распространены в славянском мире и ассоциируются в дьявольскими или чёртовыми деньгами.

Нагвали могут донимать женщин, как заправские инкубы, как на двух ретабло. Вообще, можно заметить, чтро нагвали являются преимущественно женщинам, в то время как мужчины встречают их обычно в состоянии алкогольной интоксикации или под воздействием галлюциногенных веществ. Большинство встреч с нагвалями происходит, как этого и следовало ожидать, ночью.

Создаётся впечатление, что нагваль в современном народном представлении — обобщающее название для демона, облик которого чудовищен, а деятельность вредоносна в самом широком смысле.

Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Процессия (незаконченная статья в процессе написания)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
Ваша оценка: Нет. Рейтинг: 9.6 (Всего голосов: 3)
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/nagval
Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:
Физиологическая классификация: Фізіялагічная класіфікацыя: Fizjologiczna klasyfikacja: Фізіологічна класифікація: Physiological classification:
Вымышленные / литературные миры: Выдуманыя / літаратурныя сусветы: Wymyślone / literackie światy: Вигадані / літературні світи: Fictional worlds:

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Веркэт — мифологические и игровые оборотни-кошки
Фера — общее название перевертышей мира Тьмы (игра «Werewolf: the Apocalypse»)
Рагана — в литовской мифологии вредоносное существо, оборотень, ведьма
Канима — в мифологии сериала "Волчонок" рептилиеобразное существо, в которое изредка превращаются укушенные вервольфом люди
Бхуты — в индуистской мифологии духи-оборотни, живущие на кладбищах
Кицунэ — в японском и китайском фольклорах демоническая лисица-оборотень
Кошкалачень — согласно Шпилевскому и Афанасьеву, кот-оборотень из белорусского фольклора
Грондры — кабаны-оборотни в Мире Тьмы
Ногицунэ — по японскому фольклору разновидность кицунэ, "дикая лиса", шутник и трикстер
Бакэнэко — японская кошка-оборотень, демонический кот
Хэнгэёкай — общее название японских животных-оборотней
Айтварас — в литовской и польской мифологии летучий дух в виде огненного змея, дракона
Ориогорухо — в фольклоре папуасов киваи злое похожее на человека существо с очень большими, свисающими до земли ушами, которыми он укрывается ночью
Маахисы — в мифологии прибалтийских народов подземные карлики-оборотни, обладатели чудесного скота и уродливой внешности
Таласым — в болгарской мифологии вечно живущий оборотень, который нападает ночью на людей и душит их
Баст — древнеегипетская кошкоглавая богиня радости и веселья
Вила — стихийные духи женского пола в южнославянской мифологии
Кадеходемонический пес-оборотень из мезоамериканского фольклора
Рунгис — в латышском и литовском фольклоре мельничный дух, являющийся в образе черной кошки и приносящий зерно
Лобизоме — в португальском фольклоре обычно безопасные для людей оборотни, которые боятся света