Телефонный черт

Телефонный черт
Телефонный чертпо гуцульским поверьям, чёрт, который сидит в телефоне или на телеграфном столбе и передаёт голос человека
Телефонный чертпо гуцульским поверьям, чёрт, который сидит в телефоне или на телеграфном столбе и передаёт голос человека
Телефонный чертпо гуцульским поверьям, чёрт, который сидит в телефоне или на телеграфном столбе и передаёт голос человека
Телефонный чертпо гуцульским поверьям, чёрт, который сидит в телефоне или на телеграфном столбе и передаёт голос человека
Телефонный чертпо гуцульским поверьям, чёрт, который сидит в телефоне или на телеграфном столбе и передаёт голос человека

Известно, что технический прогресс в XIX веке крестьянство в особенности воспринимало часто с суеверным ужасом. Новые явления в жизни, такие как телефон, телеграф, автомобили, поезда, электрические приборы наделялись сверхъестественными особенностями и связывались с фольклорными поверьями, характерными для местности. Так, хорошо известно, как появление железнодорожного сообщения в Японии было связано с кицунэ, которые начали представляться в виде призрачных поездов. Для христианского общества достаточно характерно связывание новых приспособлений с нечистой силой, обычно с чертями. Так, ниже представлена подборка, характеризующая народную реакцию на появление в жизни телефона. Непонимание принципов его работы привело к тому, что передача голоса на такое расстояние представлялась человеку немыслимой и приписывалась чертям, которые либо сидят в телефоне, либо располагаются на телефонных столбах и передают друг другу голос. Слово "осинавец" в текстах — типичное название чёрта на Гуцульщине.

Їхау один чоловік у ночи з міста тай догоняу якогось панка, шо ишоу собі посвистуючи. Той панок зачиу просити сі, ци би не підвіз єго ґазда трохи. Газда каже: Чому ні? Сідайте! — Тай они шос собі говорили туди оба, але питає сі пан: Ци добре сі жиє вам? — Ой біда! каже ґазда. Дауно, то ще яко-тако було, але тепер — то дуже кижко... Як сі добре розговорили, той ґазда питає, шо він за один, відки він. А пан каже єму: Я тобі — каже не скажу, шо я за оден, але ти сі догадаєш зараз. Дауно, то так само и нам дуже добре було. Що? Нічогосмо не робили — от так проходжували сі поміж людьми; але тепер - повігадували якіс машини, тельифони, колії, та біда знає шо и ми мусимо коло того бути. От як колія. То бере сі нас по вісім до одного колеса тай мусимо везти такі кигарі — тай то нема, аби спочивау, то мус на призначену мінуту бути на місци. Або тоти стоупи, каже, шо є при дорогах — то на кождім стоупі один з нас зауше сидит; тай у зимі, які морози, вітри, фуфели, то мусимо чіпіти на стоупі, бо пан до пана як зхоче говорити, то ми один другому передаємо голос,.. Ми тепер дуже бідуємо — не кажіт! — Тай так їхали, шо лиш разом тот панок щез...

Йосиф Осташук, Н. // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.72)

Ехал как-то ночью один человек с города и догоняет он панка́, который шёл себе посвистывая. И тот панок спросил, не подвёз бы его газда* немного. Газда и говорит: Почему бы и нет? Садитесь! — Так они говорили о чём-то, а потом спрашивает пан: Хорошо ли вам живётся? — Ой беда! — говорит газда. Давно, так ещё было так-сяк, а теперь — совсем тяжко... Так они разговорились, и тот газда и спрашиват, кто он, откуда он. А пан ему и говорит: Я, говорит, тебе не скажу кто я такой, но ты сам догадаешься. Давно, так и нам тоже было хорошо. Что? Ничего мы не делали, только вот так и ходили среди людей, а вот теперь повыдумывали всякие машины, телефоны, колеи и беда знает что ещё, и мы должно около всего этого находиться. Вот, например, колея. Как возьмётся нас по восемь на каждое колесо, так и должны везти эти тяжести. И отдохнуть даже нельзя, потому что надо приехать на назначенную минуту. Или вот те столбы, что при дорогах. На каждом столбе всегда сидит один из нас. И зимой, и когда ветер или метелица, всё равно должны сидеть на столбе, потому что если пан с паном захочет поговорить, то мы один другому передаём голос... Так что, и не вспоминайте, мы теперь очень бедствуем! — Так они ехали и вот внезапно тот панок взял и исчез...

Йосиф Осташук, Н. // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.72)

То дуже наказуют хлопціу, аби не коутати каменем у стоупи від телефоніу, бо то як коутай, то мож сі перебрати Осинауці, шо Осинавец може улізти у хлопці тай утинає ним.

Іван Крамарчук // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.72)

Сильно наказывают мальчиков, чтобы не бросали камни в столбы от телефонов, потому что если бросят, то могут попасть в осинавца, и тот осинавец заберётся в него и станет управлять им.

Иван Крамарчук // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.72)

То, кажут, шо у ты скринцы, у зажонца, сидит Осинавец. Тай як зажонц хочє телєфонувати, то крикне у ту скринку Осинауцевы: Гальо! И він зараз біжит тип дротом, шо є по слупах — а той дріт аж дзвонит, так біжит — и говорит тому другому панови, шо хоче зажонц.

Юр. Осташук, Мат. // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.72)

Говорят, что в ящике, что у зажонца* сидит осинавец. И когда зажонец хочет позвонить, то он кричит в тот ящик осинавцу: Аллё! И тот побежит по проводам, что на тех столбах, и провод аж звенит. Вот так бежит и говорит другому пану, что хочет зажонц.

Юр. Осташук, Мат. // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.72)

Кажут, шо ніби у тельифоні є магнес, шо кигне голос, але чому магнес бє такі грім; онди на тім боудурі, шо буу коло старого заряду, буу такі магнес, аби грім лиш у то биу.

Андрй Перожук // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.72)

Говорят, что в том телефоне есть "магнес"*, что передаёт голос, но почему в тот магнес бьёт такой гром? Когда на той трубе, что была на старом управлении, был такой магнес, то только в него гром и бил.

Андрей Перожук // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.72)

Кажут, шо у тельифоні є магнес, але бо и магнес не без "него".

Павло Курчук // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.72)

Говорят, что в телефоне есть "магнес", однако и тот "магнес" не без "него".

Павел Курчук // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.72)

У телєфоні, то "тот" — осина — кьигне голос. То у зажонді сидит один у ті скринці, а другий — осина єму — сидит у другі скринці, ци би у злісного, ци у Надвірні, ци у Рафайлові; тай як пани хоки говорити, то він — пек му — покигає голос відци хокь у Надвірну, а хокь де (де є скринка); а так, як той пан говорит, то цесь покигає відтіу голос.

Юр. Жолобчук // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.71-72)

В телефоне сидит "тот", осина, что передаёт голос. Один сидит в зажонде в ящике, а другой осина сидит в другом ящике, хоть бы и у лесничего, хоть бы и в Надвирне или в Рафайлове. И как паны хотят говорить, то он, чур его, передаст голос хоть бы и до Надвирной, а хоть и куда (где есть ящик). И так, как тот пан говорит, то этот передаёт оттуда голос.

Юр. Долобчук // Онищук А. "Матеріали до гуцульскої демонології" (749: с.71-72)

Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Сборка (наброски материалов из разных источников, пока еще не готовые для компоновки в цельный текст статьи)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
Your rating: None Average: 8.5 (Всего голосов: 2)
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/telefonnyj-chert
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:

Comments

Отправить комментарий

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите слова, показанные на картинке ниже. Это необходимо для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя спам-бота. Спасибо.
2 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. То есть для 1+3, введите 4.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Чугайстер — добродушный и веселый лесовик, известный только в украинских Карпатах
Черти — в славянском фольклоре злые духи
Мавки — в украинском и польском фольклоре лесные девы, живущие в карпатских лесах, пещерах и на горных пастбищах, обычно описываемые как "отворенные", то есть дырявые сзади
Очеретянык — в украинском фольклоре дух, живущий в болотных камышах
Пасечник — в украинском, белорусском и польском фольклоре дух пасеки, исчезающей после смерти человека, который заключил договор с этим духом
Лизун лесной — согласно поверьям, зафиксированным в Литинском уезде (сейчас — Литинский район Винницкой области Украины), лесной черт-людоед в облике большого зверя
Русалки — в славянской мифологии духи водоемов, в которых превращаются умершие девушки, утопленницы, некрещёные дети
Водяной — в славянской мифологии злой дух, воплощение стихий воды как отрицательного и опасного начала
Вий — воспетый Гоголем персонаж восточнославянского фольклора, чей смертоносный взгляд скрыт под огромными веками
Болотник — в славянской мифологии хозяин болота, затягивающий людей в трясину
Леший — в славянской мифологии дух леса
Скарбник — в славянском фольклоре дух, верный хранитель богатств своего хозяина, а также заколдованных кладов
Злыдни — в славянском фольклоре мелкие пакостные создания
Домовой — у славян (а также в ряде других культур) дух-хранитель дома
Анчутка — по славянской мифологии злой дух, одно из названий черта (помесь черта и утки)
Одминок — по украинским народным поверьям, подмененный чертом или ведьмой ребенок
Волколак — в славянской мифологии оборотень, чeлoвeк, вынужденный принимать oблик вoлка
Караконджалы — у южных славян сезонные демоны, сродни русским шуликунам
Летавец — по славянским поверьям дух, который слетает на землю падучей звездой и, принимая знакомый человеческий образ, вступает в связь со своими жертвами
Кузутики — по поверьям Урала и Пермского края маленький нечистый дух, чертик