Одминок
Одминокпо украинским народным поверьям, подмененный чертом или ведьмой ребенок
Odminokaccording to Ukrainian folk belief is a changeling
Одминокпо украинским народным поверьям, подмененный чертом или ведьмой ребенок
Odminokaccording to Ukrainian folk belief is a changeling
Одминокпо украинским народным поверьям, подмененный чертом или ведьмой ребенок
Відминникодной из названий подменыша в украинском фолькореодной из названий подменыша в украинском фолькореодной из названий подменыша в украинском фолькореодной из названий подменыша в украинском фолькореодной из названий подменыша в украинском фолькоре
Одмінаодно из оригинальных названий одминка, подменённого ребёнка украинского фольклораодно из оригинальных названий одминка, подменённого ребёнка украинского фольклораодно из оригинальных названий одминка, подменённого ребёнка украинского фольклораодно из оригинальных названий одминка, подменённого ребёнка украинского фольклораодно из оригинальных названий одминка, подменённого ребёнка украинского фольклора
Одміноквариант украинского написания название Одмины, украинской же разновидности подменышавариант украинского написания название Одмины, украинской же разновидности подменышавариант украинского написания название Одмины, украинской же разновидности подменышавариант украинского написания название Одмины, украинской же разновидности подменышавариант украинского написания название Одмины, украинской же разновидности подменыша

В Украинском фолькоре известны подменыши, обычное название которых "одміна", "одмінок" или "відминник". Сами они в свою очередь являются детьми ещё одних персонажей украинского фолькора — богинь или мамун (у гуцулов), лесных чертовок, которые часто считаются жёнами чертей. Но ребёнок богинь не всегда "правдивый", то есть настоящий. В одной из истории они его "делают" из пепла: "начали бить прутиками по пеплу на припечке и сделали из этого ребёнка" (755: с.195), в других ребёнка меняет сам чёрт, сделав его из рукоятки топора, который хозяева бросили по неосторожности у входа (755: с.199). С поверьями о том, что чурбан или головешка из дерева может замнить ребёнка связано суеверие не брать домой найдённые головешки в поле, которые называются "лукавыми" и которые выступают причиной того, что мать может "приспать" ребёнка, то есть нечаянно придавить и задушить его во сне (755: с.199). То, что нечистая сила не может забрать или похитить ребёнка просто так, а должна оставить что-то взамен, свидетельствуют и типологически другие истории, в которых черти могут отбирать у матери куда более взрослого ребёнка, но всё равно дают ей головешку (823: с.98). Сходные поверья существуют и о подменах детей ведьмами, лешими или водяными, во многих случаях которые также оставляют на месте ребёнка полено или солому (826: с.33)

Иногда считается, что если в одну и ту же ночь рожает женщина и богиня, и если дети одного пола, то подмена может произвестись просто по факту этого совпадения. В одной из историй Городенсковского уезда (сейчас Ивано-Франковская область) главной героиней выступает повитуха. После принятия родов у женщины её зовёт за собой чёрт, и она принимает роды уже у жены чёрта. Возвратившись к людям, она догадывается, что ребёнок уже подменён, и советует как от него избавиться (755: с.200-201). Схожие истории про принятие родов у чертей распространены и у южных славян, и у греков, и иногда относятся к калликанцарам.

Относительно новорожденных существовало довольно большое количество предохранительных действий. В основном, от сглаза или от внезапной смерти, которая считалась действием каких-то сил. В качестве средства от последнего существовал обычай ритуальной продажи ребёнка (часто чуть ли не первому встречному), то есть, ребёнка надо было закупить (756: с.30). Средства от того, чтобы его не подменили касались, в основном, периода пока ребёнок не был крещён, то есть не был защищён крещением от нечистой силы. Обычное и самое распространённое средство от подмены — поддержание в доме постоянного огня (824: с.209-210; 750: с.194). Иногда в колыбель клали нож, сделанный из рога (см. текст ниже).

Черты этих подменышей сходны во многих культурах и тут не являются какими-то исключительными. У них маленькая голова, тонкие ноги, большое чрево и неуёмный аппетит. Этот ребёнок не растёт, но когда никто не видит, то он может становиться большим, съедать всё, что есть в доме, а после этого возвращаться в колыбель, как в одной из историй, записанной в нынешней Тернопольской области, где люди, подсмотрев за ребёнком, догадались, что он подменённый (755: с.195-196).

Типичное средство избавления от подменыша — плохое с ним обращение. В разных культурах оно неодинаковое. Например, типичный шотландский обычай определить подменыша и заставить фейри-похитителя или другое существо принести своего ребёнка — прижечь пальцы ног подменыша в огне очага. В одной из историй латышского происхождения чертовка меняет ребёнка, подкараулив, сидя на дереве у поля, в то время как его мать работает. Это замечает мужчина и запрещает кормить подменыша до тех пор, пока у чертовки не иссякает терпение от криков её младенца, она спускается и отдаёт человеческого ребёнка матери, а своего забирает (826: с.32-33). В украинской культуре практически повсеместно рекомендуется его бить и выкидывать туда, куда сметают сор. В некоторых историях надо привязать к девяти пшеничным колоскам прутья из лозы и бить ребёнка, пока не придёт его настоящая мать и не отдаст настоящего, а одминка заберёт (755: с.196). В других источниках считается, что бить одминка надо берёзовыми прутьями, причём непременно за пределами хаты (755: с.200).

Подменыш, впрочем, мог вырасти и среди людей. Согласно некоторым поверьям, такие люди вырастают упырями и обладают даром предсказания (826: с.31).

Одминок в качестве слуги чёрта

Этот тип историй наблюдается на южной Киевщине и имеет некоторые параллели в фольклоре южных славян, карпатского региона и Польши, где обычно некрещёные дети могут стать определённым духом, который приносит богатство и находится в услужении колдуна: выхованец в Карпатах, клобук (klobuk) в Польше, мацићи у сербов. Как редкий мотив он встречается со значительными отличиями на белорусском Полесье (812: с.250-251). На Украине это не просто некрещённые дети, но и подменыши, причём ими могут быть как и сами подменыши, так и подменённые дети людей (824: с.209-212), которые с этих пор находятся в услужении колдунов или чертей. Ниже представлена подобная история.

Тексты

Если родившая женщина, вместе с ребёнком, не вложит в "колыску" рогового ножа и не будет поддерживать в комнате, где лежит ребёнок, постоянного огня, то рискует тем, что "богиня", т.е. чертовка возмёт из "колыски" ребёнка и на его место подложит своего, который от этого замена и получил название "одмінника" или "відминника".

"Одмінок" имеет следующие отличительные признаки: маленькую голову, уши длинные, тонкие ноги, большое брюхо, постоянно болеет, не ходит до семи лет и весьма обжорлив, так что его нельзя накормить, и если оставить в горшке какую-нибудь пищуи выйти из хаты, то "одмінок" пожрёт всё и побьёт горшки. За последнее его часто секут розгами и выбрасывают на то место, куда выметают сор.

Мать "одмінника" — "богиня", увидев, что с её дитятей обращаются так нехорошо, приносит взятое и говорит: "на тобі твою дитину: ти над моєю збиткуєшься, а я твоїй ніць не кажу, дивись яка вона гарна та чиста" [держи своего ребёнка: над моим ты издеваешься, а я твоему ничего не говорю, смотри какой он хороший и чистый]

Чубинский П.П. Труды этнографическо-статистической экспедиции в Западно-Русский край.
Проскуровский уезд (750: с.194-195)

Це діялось в Боровиці, що коло Дніпра, Чигриньсокого повіту. Жила в цьому селі одна жінка, а в неї чоловік був вихрист. Так він собі хоч і вихрестивсь, аде-ж не кидав своєї жидівської натури, справлял шабаш і не хотів хазяйнувать, а ходив безбаш “як кінська душа”. А жінка його живе, трудиться, добува хліб. От вона пішла раз до одного богатого чоловіка, а його звали Цибом, просить волів, щоб привезти хліб із степу. Він їй сказав, щоб привезла в ночі собі, бо в день йому самому треба робить. От вона взяла у вечері ті воли тай поїхала на всю ніч з невеликою дівчиню. От як набрали снопів та стали їхати назад, а дівчина сиділа на возі тай каже: "Мамо, он це щось по заду їде". А мати каже: "Нехай воно, дочко, собі їде". Потім воно натягається, а ця жінка звернула з шляху та спинила волі і притягла віз, щоб не розсувся; а те, що їхало, порівнялось із нею і собі стало тай питається, хто це, жінка чи чоловік? А ця жінка й каже: "Ні, жінка!". От це, що їхало, й каже: "Чого-ж ти бувши жінкою чляєшся по ночам?" Вона стала розказувать, що вона випросила у чоловіка волів, щоб привезти хлібець. А воно зараз питається: "Чиї це воли?" А жінка каже: "Це Цибові!". Тай стала жінка питать того, що з нею балакало, хто воно таке: От воно й почало розказувать, що вони з обмінчат, та це цьому багатому Цибови, що в Боровиці, везуть гроші. Та каже: вже всі клади вивозили йому, та ніяк не настачать. Так собі їхали; приїхали до вузвозу, що треба повертати до Циба, а ця жінка поїхала додому. А в цього богатого Циба имено була здорова скриня повна гроший, та як умер, так його багатство розійшлось, а сини живуть багаті.

Обмінчата возять гроші, 102 // "Дитина в звичаях і віруваннях українського народа" (824: с.212)

Это произошло в Боровице, что около Днепра. Жила в этом селе одна женщина, а муж у неё был выхрист*. И он хоть и покрестился, но всё равно не бросал своей жидовской натуры, справлял шабаш* и не хотел быть хозяином, а ходил безбаш "как душа конская". А жена его живёт, трудится, хлеб добывает. И вот один раз она пошла к одному богатому человеку, звали его Цыбом, просить волов, чтобы привезти хлеб из степи. Он ей сказал, чтобы привезла ночью, потому что днём ему самому надо работать. Ну и взяла она волов вечером и поехала на всю ночь с маленькой дочерью. Набрали они снопов и стали ехать назад, а девочка сидит на возу и говорит: "Мама, там что-то сзади едет". А мать: "Пускай оно себе, дочка, едет". А потом воз натянулся и женщина свернула с дороги и остановила волов, чтобы не разошлось. А то, что ехало, поровнялось с нею и вроде как спрашивает, кто она, то ли женщина, то ли мужчина. А женщина и говорит: "Нет, женщина!". И оно и говорит: "Чего же ты, будучи женщиной, шляешься по ночам?". Она стала рассказывать, что выпросила у человека волов, чтобы отвезти хлеб. А оно спрашивает: "Чьи это волы?". А женщина говорит: "Это Цыба". И женщина начала спрашивать то, что с ней говорило, кто оно такое. Оно и начало рассказывать, что они с обменчат, и этому богатому Цыбу, что из Боровиц, везут деньги. И говорит: все клады уже повывозили ему, а ему все не вдосталь. Так себе и ехали. Приехали к спуску, с которого надо поворачивать к Цыбу, и женщина свернула к дому. А у этого Цыба был здоровенный сундук, полный денег, а как умер, то всё богатство разошлось и сыны живут богатыми.

Обменчата возят деньги, 102 // "Ребёнок в обычаях и верованиях украинского народа" (824: с.212)

Odminok is a changeling in Ukrainian folklore. Their usual names are Odmina, Odminok or Vidmynnyk. This changeling in their turn is a child of another folklore being which called Mamuna (Hutsul region) or Boginya. The latter is a forest spirit and often described as wife of chort. The child of Boginya is not "pravdivy" (true) i.e. is false child. In one story Boginyas make Odminok from the ashes in the oven by beating it with rods (755: с.195). In other story Chort himself changes the babies after he makes the changeling from the handle of an axe forgotten by people near the entrance of the house (755: с.199). Belief that demons can change the infant by log is very widespread. One superstition is specifically connected with this belief and forbids to take any logs that are found in the fields. They are called "lukaviy" (deceitful) and may cause death of the infant when mother accidentally burkes the child in sleep (755: с.199).The log can be regarded as a quasi-child, and when taken to a house it causes the death of real one. It seems that supernatural beings in folklore can’t just take away the human child. They always leave something in place of child. In some account Chorts take away by force much more adult child from a mother but nevertheless they leave her a log instead (823: с.98). Stories about Leshiy or Vodyanoy changing the babies are also present. Supernatural being leave log or bundle of straw in place of stolen infant in most of them (826: с.33).

When it happens so that a woman and Boginya give birth at the same night to a children of same sex, it may be sufficient basis for a change. One particular story from Horodenskovskiy Uezd (now Ivano-Frankivsk Oblast) tells about the midwife which, after delivering a human baby, is called by Chort to help his wife who’s giving birth too. On return she immediately understands that change have been made and gives advise on how to get rid of Odminok (755: с.200-201). Similar stories about women as midwives to supernatural beings are widespread in Scandinavian region but there mutual respect between human folk and Huldre folk is usually stressed. In Slavic areas and Greece this type of story usually shows antagonism between humans and supernatural beings.

There was great number of procedures to prevent a newborn from harm. Majority of them was about protecting of child of sudden death or evil eye. Common practice from an evil eye was ritualistic sale one’s children to the first comer (756: с.30). Most practices were destined to guard a newborn from being changed before it was baptized, i.e. protected by baptism from evil forces. They included keeping of fire going in hearth until a baptism and sometimes in cradle knife made of horn was kept (824: с.209-210; 750: с.194).

Appearance of Odminok is quite typical for a Changeling. It has little head, big belly and enormous appetite. This child does not grow like normal children. When no one sees him it gets real big and eats everything edible in the house. After that he gets small again and returns to a cradle. In one story recorded in Ternopil Oblast people spied on Odminok and on seeing him became big realized that took care of Odminok as it was their own child (755: с.195-196).

Common measure against Changeling is a mistreatment. For example, usual Scottish way to force real mother of changeling to come and change children back is to burn the toes of a Changeling in a fire-place. Story of Latvian origin tells about the man who, while working at the field, sees that Chertovka (female Chort) changes the baby of on of his female co-workers which has left it near the field. He forbids mother too feed the Changeling until its mother runs out of patience and climbs down from a tree on which she waited with the human baby and changes infants back (826: с.32-33). Common measure in Ukrainian culture is to beat Odminok violently and to throw it where the garbage it. Sometimes is advised to take nine spikelets and tie them with willow rods and to beat it until its real mother come and gives back the real one and take Odminok with her (755: с.196). In some accounts beatings must be made by birch rods and must be performed outside the house (755: с.200).

Sometimes Odminok could be brought up among humans. According to some beliefs such people grew into Upyrs and have divination gift.

This type of stories was recorded mostly in Kiev region. Odminoks regarded as Chort servants. Sometimes they are not Changelings but humans who were changed in childhood and eventually were raised by Chort (824: с.209-212). In Carpathians, Poland and South Slavic regions there are spirits of unbaptized children who serve to sorcerer (or any man sophisticated in ways of obtaining such spirit) and bring him wealth. Their names are Vyhovanets in Carpathians, Klobuk in Poland and Mацићи in Serbia. As rare motif this attributes of spirits of unbaptized children occurs in Belorusian Polesie (812: с.250-251).

ИсточникиКрыніцыŹródłaДжерелаSources
Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Процессия (незаконченная статья в процессе написания)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
Ваша оценка: Нет. Рейтинг: 9.7 (Всего голосов: 4)
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/odmina
Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:

Комментарии

korg Re: Одмина
Изображение пользователя korg.
Статус: оффлайн

Сам собою напрашивается эпиграф:
Одмина - крикливая супруга худого программера, о которой он думает: "Че та она? Как подменили!.."

20 августа, 2009 - 11:49
KOT Re: Одминок
Изображение пользователя KOT.
Статус: оффлайн

Даешь английский дубль текста ;)

29 ноября, 2014 - 21:51
KOT Re: Одминок
Изображение пользователя KOT.
Статус: оффлайн

Подозреваю, что мацићи - это суть то же, что и матохи у поляков и некоторых других славян

17 февраля, 2015 - 17:30
linyok Re: Одминок
Статус: оффлайн

Подозреваю, что мацићи - это суть то же

южнославянские? Да, тоже суть подменыш. Ну, подменыши по всй Европе есть, всё равно есть локальные отличия.

17 февраля, 2015 - 22:42
korg Re: Одминок
Изображение пользователя korg.
Статус: оффлайн

Беспонтовое тырево [ссылка удалена].

4 июня, 2015 - 18:45
KOT Re: Одминок
Изображение пользователя KOT.
Статус: оффлайн

Эта группа - одна из тех, кто добросовестно и регулярно тырит с бестиария. Ссылку удаляю, нечего на такое ссылаться.

5 июня, 2015 - 09:21
korg Re: Одминок
Изображение пользователя korg.
Статус: оффлайн

Жопошники однако...

5 июня, 2015 - 15:36

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Хованец — в украинском фольклоре домовой дух, приносящий богатство, но, как правило, забирающий душу хозяина после его смерти
Инклюз — дух-обогатитель в украинском и польском фольклоре, хозяин зачарованных денег
Пасечник — в украинском, белорусском и польском фольклоре дух пасеки, исчезающей после смерти человека, который заключил договор с этим духом
Огненный змей — по славянской мифологии демон-искуситель и дух-добытчик
Русалки — в славянской мифологии духи водоемов, в которых превращаются умершие девушки, утопленницы, некрещёные дети
Леший — в славянской мифологии дух леса
Скарбник — в славянском фольклоре дух, верный хранитель богатств своего хозяина, а также заколдованных кладов
Домовой — у славян (а также в ряде других культур) дух-хранитель дома
Летавец — по славянским поверьям дух, который слетает на землю падучей звездой и, принимая знакомый человеческий образ, вступает в связь со своими жертвами
Черти — в славянском фольклоре злые духи
Айтварас — в литовской и польской мифологии летучий дух в виде огненного змея, дракона
Хапун — в белорусском и украинском фольклоре мифическое существо, похищающее маленьких детей и евреев независимо от возраста
Цмок — как правило, доброжелательный к людям дракон в белорусской и польской мифологии
Мавки — в украинском и польском фольклоре лесные девы, живущие в карпатских лесах, пещерах и на горных пастбищах, обычно описываемые как "отворенные", то есть дырявые сзади
Железная баба — в белорусском фольклоре бука-пугало, что живет в полях и на огородах
Клобук — в польской мифологии дурной дух низшего уровня, который, будучи пригретым в доме, приносит своим хозяевам добро, краденое им у соседей
Богинки — в поверьях западных славян страшные природные демоны в облике уродливых старух или бледных девушек
Баба Яга — в славянской мифологии и фольклоре живущая в лесу старуха-чародейка
Дикие люди — понятие народной демонологии, обозначающее различных лесных существ чудесной, "дивной" природы
Чугайстер — добродушный и веселый лесовик, известный только в украинских Карпатах