Слогуте
Слогутев литовской мифологии вымышленное существо, насылающее кошмары и душащее спящих, садясь им на грудь
Слогутев литовской мифологии вымышленное существо, насылающее кошмары и душащее спящих, садясь им на грудь
Слогутев литовской мифологии вымышленное существо, насылающее кошмары и душащее спящих, садясь им на грудь
Слогутев литовской мифологии вымышленное существо, насылающее кошмары и душащее спящих, садясь им на грудь
Слогутев литовской мифологии вымышленное существо, насылающее кошмары и душащее спящих, садясь им на грудь

Слогуте (женского рода) и Слогутис (мужского) — в литовской мифологии вымышленное существо, насылающее кошмары и душащее спящих, садясь им на грудь. Как правило, слогутисы видом похожи на детей, в таком случае считается, то это души детей, умерших некрещеными.

Рассказывают, как-то один косарь пообедал, отбил косу и прилег у камня вздремнуть после обеда. Видит он спросонок: вылезает из-под камня маленький ребенок в белой рубашечке, поясом подпоясанный. А это был слогутис. Подошел он к спящему человеку и на грудь ему навалился. И так человеку стало тяжко — ни рукой, ни ногой не может пошевелить! Изловчился он: перевернулся на левый бок и сбросил с себя слогутиса, а тот опять под камень вернулся с такими словами:

— Что ж ты наделал?

На этом косарь и проснулся.

"Сброшенный слогутис". J.Basanavičius "Iš gyvenimo vėlių bei velnių", 1903 (913: с.217)

Mano mamos buvo du broliai: Domininkas ir Nastaziukas. Kartą Domininkas atsigulė savo kluone ant šieno. Ir kai pradėjo migt, girdi, kad kluonan kažkas atėjo. Jis sako:

— Nastaziok, ar tu?

Niekas nieko neatsakė. Tai jis vėl nurimo, bet, kai norėjo užmigti, tai jį kažkas užgulė — primygo. Tai šis jį nuo savęs nustūmė ir primygo. Tas kaipmat iš po jo išsmuko ir vėl ant jo. Toks kaip žmogus, bet kažkoks slidus.

Ir taip ilgai grūmėsi. Niekaip jis negali užveikt, bet ir šis neatstoja. O atstodamas savo ranka jam per veidą pabraukė. Jis tuo tarpu šiam į pirštą įkando. Kai kando, tai net kriaukštelėjo, bet nei suvaitojo, nei ką sakė. Ranka per veidą pabraukęs, nuo jo atstojo. Tada dėdė Domininkas įėjo pirkion. Pirkion įėjo ir negreit atsigavo — negalėjo prakalbėt. Po to sirgo net visą savaitę.

"Imtynės su slogučiu" (915)

У моей мамы было два брата: Доминикас и Настазюкас. Раз прилег Доминикас на своем гумне на сене. Только начал засыпать, слышит: вошел кто-то на гумно. Он окликнул:

— Настазюкас, это ты?

Никто ничего не отвечает. Тогда он опять утих, а когда стал засыпать, налег на него кто-то и придавил. Тут оттолкнул Доминикас его от себя и навалился на него сам. А тот опять из-под него выскользнул и снова давит. Совсем как человек, только скользкий какой-то.

И долго они так боролись. Никак он не мог от того отделаться, да тот не отставал от него никак. Наконец отвалился — и в этот момент провел ему по лицу рукой. А Доминикас как укусит его за палец. Так укусил, что даже хрустнуло, а тот и не охнул, даже не сказал ничего. Потрепал рукой по лицу и отвалился.

Пошел тогда дядя Доминикас в избу. Вошел — а в себя никак не придет, ни слова не может выговорить. После этого целую неделю проболел.

"Поединок со слогутисом". Записала Э.Рукштялите в 1959 году в д.Соджюнай Игналинского р-на от Т.Швильпене, 49 лет (913: с.217-218)

Григаляускаса из Кампиняй каждую ночь, бывало, слогуте душила. Никак не мог он от нее отделаться. Посоветовал ему, не знаю кто, чтобы он, идя спать, подходил к кровати задом наперед, а потом, не поворачиваясь к кровати передом, разувался и ложился.

Так он и сделал. Как покинула она его с того раза, так, говорят, и по сей день не душит.

"Обманутая слогуте". Записано Й.Вискожка от Й.Лядинскутиса (913: с.218)

Vieną vyrą naktimis miegant vis slogindavo slogutės. Jis gulėjo vienas klėty. Klausinėdavo žmonių patarimo. Vienas žiniūnas jam patarė, kad reikia tvirtai užsidarinėt langus, užkišt rakto skylutę, po puodu pavožt degančią žvakę — ir pagausi slogutę.

Taip jis ir padarė.

Vos tik pradėjo miegoti, ir pajuto, kad jį kažkas užgulė ir slogina taip tvirtai, kad turėjo pabusti.

Pabudęs pakėlė puodą ir apšvietė klėtį. Staiga kaip iš ugnies iš po jo patalų iššoko nuoga, visai jauna, labai graži mergina ir norėjo išlįsti pro rakto skylutę, bet — užkimšta. Jis ėmė ją gaudyt, nes buvo pasakyta, kad slogutę reikia pagauti, kad daugiau neslogintų. Vaikinas taip ir padarė. Bet, kadangi mergina buvo labai graži, tai jis aprengė gražiai ją, prisijaukino ir vedė.

Ji apsiprato, bet vis klausinėjo vaikiną, kaip ją pagavo.

Vieną naktį toj pačioj klėtelėj jis ir pasakė, kad užkišęs rakto skylutę ir nuvožęs puodą, kur buvo paruošta žvakė.

Vos tik baigė pasakot, ji pakilo iš po patalų ir išnėrė pro rakto skylutę.

"Vedybos su slogute" (915)

Мужика одного по ночам, сонного, все слогуте давила. А ночевал он в клети один. Стал пытать у людей, как беду избыть. Присоветовал ему знахарь один: надобно, мол, крепко-накрепко окошко затворить да заткнуть замочную скважину. Да еще накрыть горшком горящую свечку — и тогда изловишь слогуте.

Так он и сделал.

И вот только задремал, чует — навалился на него кто-то сверху и давит. Да так тяжко давит, словно непременно разбудить хочет.

Встрепенулся он, горшок долой — и осветилась клеть! Тут стремглав выскочила из его постели девица: нагая, молоденькая и собою раскрасавица. И бросилась к замочной скважине. Выскользнуть хотела из клети. Да не тут-то было — в скважине-то затычка! Парень ну ее ловить: ведь ему было велено изловить слогуте, чтоб впредь не давила. Так парень и сделал. А после ее разодел-разукрасил, посватался да и женился, ибо уж больно хороша собою была эта девица.

Прижилась она, освоилась, да только все выспрашивала да выспрашивала у мужа, как ему удалось изловить ее.

И однажды ночью, в той самой клети лежучи, он и проговорись: заткнул, мол, замочную скважину да свечку зажженную припас, а потом и снял с нее горшок.

Лишь последнее слово промолвил, она из постели выскочила, взмыла вверх —и в замочную скважину шмыг!

Только он ее и видел.

"Жена-слогуте". Записал Ю.Штейнис в 1971 году в Вилкавишкисе от К.Даргене, 68 лет (913: с.218-219)

В легендах встречается ряд способов избавиться от слогутисов: пошевелив во сне пальцем, схватив слогутиса за руку, угадав его имя, заткнув замочную скважину в двери рябиной и множество других вариантов.

Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Процессия (незаконченная статья в процессе написания)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
Your rating: None Рейтинг: 10 (Всего голосов: 1)
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/slogute
Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:

Comments

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Каукас — в литовской мифологии дух, приносящий обжитому дому добро, в частности деньги
Блуждающие огоньки — таинственные природные явления или мифологические существа, наблюдаемые по ночам на болотах, полях и кладбищах
Поронец — в польской мифологии мелкий вредоносный демон, в которого превращается умерший до рождения или до крещения младенец
Лаума — в мифологии народов восточного побережья Балтийского моря ведьма, которая ночами душит спящих, насылает кошмары, подменяет детей, а также способна управлять силами природы
Тиянак — в фольклоре Филиппин, вампироподобный демон в облике новорожденного младенца, плачущего в джунглях, чтобы привлечь путников
Русалки — в славянской мифологии духи водоемов, в которых превращаются умершие девушки, утопленницы, некрещёные дети
Ахерон — чудовище, чья утроба — преисподняя
Вий — воспетый Гоголем персонаж восточнославянского фольклора, чей смертоносный взгляд скрыт под огромными веками
Порескоро — по поверьям цыган демоническая птица с торчащими из туловища кошачьими и собачьими головами и змеиным хвостом
Абасы — у якутов злые духи ростом с лиственницу, питающиеся душами
Демон — воплощение обобщенного представления о неопределенной потусторонней силе, злой или благостной
Бхуты — в индуистской мифологии духи-оборотни, живущие на кладбищах
Преты — в ведийской и индуистской мифологии духи умерших, временно остающиеся в мире людей
Жыж — в белорусском фольклоре дух огня, который постоянно расхаживает под землей, испуская из себя пламя
Эмпуса — в греческом фольклоре демоница-искусительница, ламия-оборотень
Ундина — в средневековых поверьях дух воды, прекрасная женщина, заманивающая путников в воду
Ичетик — по славянской и коми-зырянской мифологии мелкий злой дух из рода водяных и помощник их
Ламия — в античной мифологии полудева-полузмея, демоница, сосущая кровь своих жертв
Игоша — в русских поверьях дух мертворожденного или умершего до крещения младенца, безрукий и безногий урод
Кабиры — в греческих поверьях карлики в капюшонах-невидимках, считавшиеся божествами-хранителями потерпевших кораблекрушение