Бруколак
Бруколакособо вредная разновидность вампира, встречающаяся в Мультанах (Молдавия), Трансильвании (Семиградье), Добрудже*, а особенно часто в Валахии (Южная Румыния)
Бруколакособо вредная разновидность вампира, встречающаяся в Мультанах (Молдавия), Трансильвании (Семиградье), Добрудже*, а особенно часто в Валахии (Южная Румыния)
Бруколакособо вредная разновидность вампира, встречающаяся в Мультанах (Молдавия), Трансильвании (Семиградье), Добрудже*, а особенно часто в Валахии (Южная Румыния)
Бруколакособо вредная разновидность вампира, встречающаяся в Мультанах (Молдавия), Трансильвании (Семиградье), Добрудже*, а особенно часто в Валахии (Южная Румыния)
Бруколакособо вредная разновидность вампира, встречающаяся в Мультанах (Молдавия), Трансильвании (Семиградье), Добрудже*, а особенно часто в Валахии (Южная Румыния)
Broucolaqueнаписание названия Бруколака у Огюстена Кальменаписание названия Бруколака у Огюстена Кальменаписание названия Бруколака у Огюстена Кальменаписание названия Бруколака у Огюстена Кальменаписание названия Бруколака у Огюстена Кальме
Brucolakasнаписание названия Бруколака латиницейнаписание названия Бруколака латиницейнаписание названия Бруколака латиницейнаписание названия Бруколака латиницейнаписание названия Бруколака латиницей
Brukołakпольское написание названия бруколакапольское написание названия бруколакапольское написание названия бруколакапольское написание названия бруколакапольское написание названия бруколака
βρικόλακαςвариант греческого написания названия Бруколакавариант греческого написания названия Бруколакавариант греческого написания названия Бруколакавариант греческого написания названия Бруколакавариант греческого написания названия Бруколака
βρυκόλακαςвариант греческого написания названия Бруколакавариант греческого написания названия Бруколакавариант греческого написания названия Бруколакавариант греческого написания названия Бруколакавариант греческого написания названия Бруколака
Броколаквариант написания названия Бруколака, балканского вампиравариант написания названия Бруколака, балканского вампиравариант написания названия Бруколака, балканского вампиравариант написания названия Бруколака, балканского вампиравариант написания названия Бруколака, балканского вампира

Разновидность вампира, встречающаяся в Мультанах (Молдавия), Трансильвании (Семиградье) и в Добрудже*, особенно же часто в Валахии (Южная Румыния).

Co drugi Wołoch, to po śmierci będzie upiór — i wołoskie najgorsze ze wszystkich. Tam ich nazywają brukołaki.

Henryk Sienkiewicz "Ogniem i mieczem" (*)

"Каждый второй валах как помрет — в упыря обращается, после смерти становится привидением — и валашские самые изо всех вредные. Там их бруколаками зовут."

Генрик Сенкевич "Огнем и мечом". Перевод К.Старосельской и А.Эппеля (49: с.304)

Валашский бруколак, повествует далее Сенкевич, только и глядит, где бы крови напиться... Бруколаки девичью кровушку страсть как любят. На вид бруколак кажется невероятно распухшим, а кожа у него жесткая и натянутая, как барабан, да и при ударе звучит так же. Каждую ночь бруколак один раз издает пронзительный вопль — всякий, кто отреагирует на этот зов, — тот пропал, и уж нет ему спасения. Чтобы убить бруколака, надо отрубить ему голову и тут же сжечь в огне (49: с.304).

Также ко всему вышесказанному, пан Сапковский добавляет, что "бруколаки встречаются не только на румынских землях, но и в Болгарии, Греции, а также в России, где их называют бурдалаками или вурдалаками" и приводит фрагмент из пушкинского стихотворения:

Ваня стал: — шагнуть не может.

Боже! — думает бедняк,

Это, верно, кости гложет

Красногубый вурдалак.

А.С.Пушкин "Песни западных славян". "Вурдалак", 1835 (49: с.304)

Но вернемся на Балканы. Достаточно обширное описание бруколаков находим в трактате аббата Огюстена Кальме:

"Некоторые полагали, что пораженные громом не истлевают. Это взгляд Закхия (Zacchias); Паре (Paré) и Комин (Comines), верившие так же в нетление пораженных громом, думали, что причина нетления пораженных громом в том, что их охватывала и проникала насквозь сера молнии и заменяла собою соль в организме.

В 1727 году, в яме, около госпиталя в Квебеке, были открыты неповрежденные тела умерших 5-20 лет до этого монахинь, у которых, несмотря на то, что они покрыты были известью, текла кровь из открытых мест.

Довольно распространено было мнение, что умершие под клятвою отца или матери часто являлись живым днем и ночью, говорили с ними, звали и беспокоили их. Лев Алляциус рассказывает много подобного рода фактов. По поводу этих явлений он, между прочим, замечает, что жители острова Хиоса, услышав в первый раз зовущий их голос, не отвечают из страха, что это дух или привидение. Если зов повторится, думают они, то это не бруколак, т.е. не привидение на их языке; если же отвечали на первый и второй зов, то привидение исчезало, но отвечавший непременно умирал.

Чтобы избавиться от злых гениев, принято было за правило: выкопать труп являвшегося или явившегося лица и по совершении известных обрядов сжечь его. После этого, думали они, явление привидения не повторится. Думали также, что умершие преступники и злодеи оставляли свои гроба, что явление их смертоносно для видевших или отвечавших им, и что демон служит их телам с тем, чтобы при их посредстве пугать живых и лишать их жизни.

Для избежания этих опасных явлений, обыкновенно сжигают или раздробляют труп преступника, или вынимают из него только сердце, или перед погребением его способствуют разложению трупа, или же отсекают голову, или наконец сквозь виски вбивают в голову большой гвоздь.

Кроме этого, Греки думают, что эти умершие ночью гуляют, приготовляют себе пищу и едят. Г.Рико в своей истории «О современном состоянии Греческой церкви» говорит о многих трупах, здоровых и красных, в жилах которых спустя сорок дней после смерти кровь была такая же свежая, как у молодых людей с сангвиническим темпераментом. Это так общеизвестно, что каждый может рассказать много подобных фактов со всеми подробностями. Мсье Питтон де Турнефор (Tournefort)* приводит даже обряд выкапывания так называемого бруколака на острове Мико (в Греческом Архипелаге), на котором был он 1-го января 1701 года. Вот его слова:

«Я был очевидцем на острове Мико ужасного поступка, совершенного над одним из тех умерших, которые, по мнению островитян, являются после погребения. Человек, о котором идет речь, островитянин, от природы угрюмый и сварливый. Он найден на поле убитым неизвестно кем и каким образом. Спустя два дня после того, как он похоронен был в городской церкви, разнесся слух, что умерший бегает ночью, входит в дома, опрокидывает посуду, гасит огонь, хватает людей за спину и т.п.

Сначала над этим смеялись, но потом дело получило серьезный характер, когда начали жаловаться и почтенные люди. Многие лица, пользовавшиеся доверием и уважением, подтверждали достоверность носившихся слухов и, без сомнения, не без причины. Даже во время совершения литургии в церкви, в которой был похоронен этот умерший, он не оставлял своих проделок и вовсе не думал исправляться. После долгих споров представителей города, священников и монахов, решили, по древнему обычаю, который не известен мне, дожидаться окончания первых девяти дней после погребения.

На десятый день после погребения в церкви, в которой похоронено было тело, совершили литургию с тем, чтобы изгнать демона, поселившегося, как все думали, в трупе. После обедни вырыли тело, чтобы совершить над ним обряд изгнания демона. Положили вынуть у мертвого сердце, и городской мясник, дряхлый и неискусный, начал с того, что вскрыл, вместо груди, брюхо и долго рылся в кишках, не находя искомого. Наконец ему сказали, что нужно разрезать диафрагму*, и сердце наконец вынули. Труп сильно вонял, и потому закурили фимиам, но дым, смешавшись со зловонным запахом, только увеличил вонь и начал действовать на мозги окружавших труп.

Их воображению, возбужденному зрелищем, являлись видения. Думали, что тяжелый дым исходит из трупа; постоянно твердили, что в церкви бруколак, одно имя которого способно было поколебать своды церкви; многие из присутствовавших находили кровь этого несчастного свежей и красной. Мясник божился, что кровь очень тепла. Из этого заключили, что в мертвом диавол поддерживает жизнь; это заключение стояло в тесной связи с представлением о бруколаке. Очень многие клялись, что заметили, будто труп так же мягок, как и прежде, когда переносили его с поля в церковь для погребения, что, следовательно, он бруколак, о котором везде говорили. Я стоял у самого трупа и потому верно мог наблюдать; обоняние мое сильно страдало от страшной вони от трупа. На вопрос, что я думаю о покойнике, я отвечал, что считаю его обыкновенным мертвецом.

Желая осветить помрачившуюся их фантазию или, по крайней мере, ослабить волнение, я сказал: нет ничего удивительного, что мясник почувствовал некоторую теплоту, пошарив в истлевших уже кишках; вонь так же обыкновенна, как и от навоза, когда его разроют. Что касается до красной крови, которую можно видеть на руке мясника, — это не что другое, как зловонная нечистота.

Вопреки этому представлению, решили отправиться на морской берег и там сжечь сердце умершего, думая прекратить этим неприятные выходки бруколака, который бил людей, ломал двери, бил окна, рвал платья, опустошал кружки и бутылки. Из последнего видно, что мертвец сильно страдал от жажды. Странно только то, что дом консула, в котором мы жили, был пощажен бруколаком. Этот факт доказывает только печальное состояние умственного развития островитян. Воображение было у всех и каждого болезненно, расстроено; целые семейства оставляли свои дома и уносили постели на край города для ночлега. Наступление каждой ночи встречаемо было всеобщим плачем; даже люди благоразумные бежали из своих домов. О всеобщем предрассудке я решился не говорить ни слова и этим избежал опасности быть признанным за неверующего, а также едких насмешек. Свое поведение я оправдываю тем, что невозможно же было в самом деле объяснить всему народу его заблуждение. Думавшие, что я сомневаюсь в истинности рассказываемого факта, приходили ко мне и разубеждали меня в моем неверии. Они думали уверить меня, что умерший бруколак, свидетельством мясника и миссионера П.Рихарда, Иезуита. «Это католик, говорили они, следовательно, вы должны верить ему». Меня бы постоянно беспокоили, если бы я отверг и это столь убедительное доказательство. В каждое наступавшее утро повторялась та же комедия: нас угощали рассказами о новых проделках, в которых упражнялся мертвец, и жаловались на его беззакония.

Более заботливые думали, что для полной безопасности не исполнена существеннейшая часть обряда. По их мнению, следовало совершить обедню после того, как вынуто было сердце у несчастного. Только этой мерой предосторожности, думали они, диавол непременно был бы изгнан и, без сомнения, не воротился бы опять в труп. А так как литургией началась церемония, то диавол имел довольно времени удалиться и потом опять воротиться в тело умершего.

Несмотря эти суждения, дело, очевидно, нисколько не улучшилось. Собирались по утрам и вечерам, спорили, совершали процессии в течение трех дней и трех ночей; священники заставляли поститься; дома и двери кропили святой водою и наливали ее в уста бедного бруколака. Бывавши часто в городском приказе, я всегда настаивал на том, что в благоустроенных государствах в подобных случаях приказывают ночной страже строго наблюдать за всем, что происходит в городе. Совету моему наконец последовали, и в первую же ночь схватили нескольких бродяг, которые, очевидно, принимали участие в ночных беспорядках. Через два дня бродяги, когда их выпустили из тюрьмы, опять возобновили свои проделки в награду за страдание в тюрьме: опустошали кружки с вином в домах, оставленных на ночь. Граждане опять прибегали к молитве.

Однажды после совершения молитвы вбили несколько сабель в могилу умершего, которого в тот день, по просьбе родственников, выкапывали около трех или четырех раз. Бывший в это время на острове Албанец доказывал, что в подобных случаях очень нелепо со стороны христиан употреблять сабли. «Вы не видите, вы слепы! — говорил он, — что сабли в точке соприкосновения образуют форму креста и тем самым препятствуют диаволу выйти из трупа». Предложение просветителя не имело, однако, успеха. Бруколак нисколько не исправлялся, и потому все были в страшном смятении, не знали, как избавиться от него, как вдруг, как будто сговорившись, решили сжечь бруколака. Это, конечно, лучше, чем оставлять остров, как некоторые думали; в самом деле, многие семейства собрали свои пожитки с намерением отправиться на остров Сиру или Тину в Греческом Архипелаге.

По приказанию городских властей тело умершего перенесено было на вершину острова Святого Георга, где приготовлен был большой костер из сосновых дров с тем, чтобы труп сгорал медленно. Останки этого несчастного в короткое время были пожраны пламенем. Это было 1-го января 1701 года. После этого перестали жаловаться на бруколака, говорили, что диавол ловко обманут, пели песни и ругались над диаволом.

Весь Архипелаг держался того мнения, что только мертвецов-Греков может оживлять диавол. Жители острова Санторина весьма боялись таких привидений. Жители острова Мико после того, как их мечты рассеялись, опасались преследования Турок и Тинского епископа столько же, сколько и бруколака. Дело в том, что на остров Святого Георга они не пригласили ни одного священника, когда сжигали труп, из опасения, что Епископ потребует деньги за то, что они без его позволения выкопали и сожгли труп; что касается Турок, то они при первом своем нападении страшно ограбили остров и таким образом кровь невинного крестьянина была вполне отмщена. — Несмотря на все это, Греки не суевернее и не невежественнее других народов».

Этого достаточно для нашей цели из рассказа мсье де Турнефора" (535: с.272-275).

Также бруколак упоминается в книге Анджея Сапковского "Башня ласточки" из цикла романов о ведьмаке Геральте, как существо, очень опасное для людей:

Nam droga przez Zwilgłe Uroczysko! A tam, panoczku, straszno! Tam, panoczku, są brukołaki, liścionosy, endriagi, inogi a insze plugastwo!

Andrzej Sapkowski "Wieża Jaskółki" (*)

Нам идтить через Гнилое Урочище! А там, милсдарь мой, страшно! Там, милсдарь мой, бруколаки, листоносы, эндриаги, иноги и прочая мерзопакостность!

Анджей Сапковский "Башня ласточки" (676: с.122)

Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Процессия (незаконченная статья в процессе написания)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
Ваша оценка: Нет. Рейтинг: 9.5 (Всего голосов: 2)
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/brukolak
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:
Вымышленные / литературные миры: Выдуманыя / літаратурныя сусветы: Wymyślone / literackie światy: Вигадані / літературні світи: Fictional worlds:

Комментарии

korg Re: Бруколак
Изображение пользователя korg.
Статус: оффлайн

Может, просто не вижу... А родительская категория?

27 сентября, 2013 - 12:27
KOT Re: Бруколак
Изображение пользователя KOT.
Статус: оффлайн

Псевдо-биологическая классификация ведет к родителям.

27 сентября, 2013 - 13:35
korg Re: Бруколак
Изображение пользователя korg.
Статус: оффлайн

Взял на себя ответственность по паспортизации персонажа чужой статьи. Классификация экспериментальная, прошу сильно не пинать )

Экстранаучная классификация

- статус — посмертия
- домен — неупокойники
- тип — ревенанты
- класс — упыриные
- семейство — гемофаги-кровососы
- род — БРУКОЛАКИ
- виды — бруколак румынский, бруколак греческий

Физиология

- Человек

Дислокация (ареал)

- Греция, Мультаны (Молдавия), Трансильвания (Семиградье), Добруджа, Валахия (Южная Румыния), Болгария

Культурно-географическая

- Чешская мифология и фольклор, Болгарская мифология и фольклор, Румынская и молдавская мифология и фольклор, Мифология балканских народов

5 мая, 2017 - 11:44

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Стрыга — в западно-славянской и карпато-балканской мифологиях ведьма, нежить, упырица, пьющая человеческую кровь
Тритон — в греческой мифологии морское существо с хвостом рыбы (либо моллюска, например осьминога) вместо ног
Ламия — в античной мифологии полудева-полузмея, демоница, сосущая кровь своих жертв
Упыри — в славянской мифологии неупокоенные мертвецы, охотники за человеческим мясом
Дхампир — в балканской мифологии и в современной игровой мифологии дитя вампира и человеческой женщины; прирожденный охотник на вампиров
Блуждающие огоньки — таинственные природные явления или мифологические существа, наблюдаемые по ночам на болотах, полях и кладбищах
Альп — в германской мифологии, а также в мире ведьмака, нежить, разновидность вампира, способная выносить солнечный свет
Ветала — в индийской мифологии злой вампироподобный дух, охотящийся на людей свесившись вниз головой с ветвей деревьев
Экимма — в шумерской мифологии и во вселенной "Ведьмака" тип вампира, который не только пьет кровь, но и калечит жертву
Баба Яга — в славянской мифологии и фольклоре живущая в лесу старуха-чародейка
Ырка — в славянской мифологии злой ночной дух со светящимися глазами, выпивающий жизнь у жертв, пойманных в поле
Кикимора болотная — в славянской мифологии злобный женский дух, живущий в болотах и топях
Вампир — в народных поверьях многочисленных культур мертвец, выходящий из могилы и сосущий кровь живых
Гуль — арабский демон, джинн низшего ранга, ставший подвидом кладбищенского упыря
Василиск — тварь зело ужасная, взглядом жертв умерщвляющая, да воду дыханием зловонным отравляющая
Гравейр — одна из разновидностей гуля, описанная Анджеем Сапковским
Асванг — в фольклоре населения Филиппин вымышленное существо, сочетающее в себе признаки ведьмы, оборотня и вампира
Дракон — одно из наиболее распространенных вымышленных существ, встречающееся почти повсеместно, как правило — крылатый змей; общее название различных яшероподобных мифических существ
Гидра — в греческой мифологии, а позднее в средневековых бестиариях и геральдике, многоголовая змея или дракон
Мулло — нежить, вампир в фольклоре цыган