Кайгусь
Кайгусьв фольклоре кетов* дух-покровитель леса в облике медведя, двузубой белки или женщины в богатой шубе, обеспечивающий успех в охоте
Кайгусьв фольклоре кетов* дух-покровитель леса в облике медведя, двузубой белки или женщины в богатой шубе, обеспечивающий успех в охоте
Кайгусьв фольклоре кетов* дух-покровитель леса в облике медведя, двузубой белки или женщины в богатой шубе, обеспечивающий успех в охоте
Кайгусьв фольклоре кетов* дух-покровитель леса в облике медведя, двузубой белки или женщины в богатой шубе, обеспечивающий успех в охоте
Кайгусьв фольклоре кетов* дух-покровитель леса в облике медведя, двузубой белки или женщины в богатой шубе, обеспечивающий успех в охоте

Ка́йгусь — мифологический персонаж фольклора кетов*, обеспечивающий промысловый успех. Изображением кайгуся служили шкурки редкой расцветки (белка-альбинос, пестрый соболь и так далее) или антропоморфная фигура, обтянутая такой шкуркой (1137: с.314).

Сюжеты об отношениях человека и лесного существа, именуемого кайгусь, составляют самостоятельный большой пласт в кетском фольклоре. Тексты с подобным сюжетом часто содержат реальные фамилии, родовые названия и имена людей. Образ кайгуся многозначен: это медведь (медведица), хозяин лесных зверей или женское существо — мать (хозяйка) белок, соболей, — способное принимать как зооморфный, так и антропоморфный вид (1137: с.43, 314). Общей является идея о непосредственном влиянии кайгуся на исход охотничьего промысла, а также мотив брачной связи с человеком как условия промыслового успеха, жизненного благополучия. Кайгусь выступает и как законодатель своеобразной охотничьей этики, предписаний поведения человека по отношению к объектам промысла (1137: с.43-44, 314).

В верховьях каждой реки (положительное пространство, благоприятное для охоты) предполагался свой кайгусь — дух-хозяин этого места, ведающий охотничьим счастьем на своей территории (1137: с.22, 279). Широко распространен был сюжет о Кайгусе верховья реки, которым осмыслялись обрядовые действия по случаю добычи медведя. Кайгусь, сын медведя и женщины, имеющий вид медведя, решает жениться на дочери старика. Лесные звери предостерегают и отговаривают его. Кайгусь не слушается и похищает девушку. Ее отец, как и предсказывали звери, устраивает погоню. Пытаясь откупиться от догоняющих его людей, кайгусь оставляет (как и при реальном обряде сватовства) «цену человека» — связки шкур пушных зверей, ценные вещи (платок, платье), но это не помогает. Предвидя свою скорую гибель, кайгусь отпускает девушку и наказывает ей исполнять все необходимые для его последующего возрождения действия, то есть обучает всему ритуалу медвежьего праздника (1137: с.44).

Также кайгусь-медведь выступаем духом-помощником шамана. И лишь шаман, имеющий такого помощника, может лечить медведя (1137: с.284).

Встретившийся герою лесной кайгусь предлагает ему сделаться товарищами, обменявшись лыжами; у кайгуся лыжи подшиты шкурой синов, что говорит о их высокой ценности (1137: с.286).

Кайгусь — мать (хозяйка) пушных зверей в своем мире сама имеет вид двузубой белки или соболя, но охотнику она является в виде женщины, одетой в беличью или соболиную шубку. Ситуация встречи с охотником традиционна: охотник находит необычные следы (женские и одновременно звериные или переходящие одни в другие), выслеживает и убивает необычную («в упряжке», «с завязками») белку или соболя. Вскоре ему является женщина, которая ищет «своего зверя» («свою собаку») — лисица, волк, соболь — считаются «собаками» кайгусь (1137: с.44, 280, 282). После любовной игры-состязания, признав мужчину победителем, кайгусь становится его женой (если он женат, то второй, наряду с реальной женщиной), и с этого момента ему постоянно сопутствует удача. В традиционном тексте брачная тема предстает в форме любовного заговора, под действием которого кайгусь-женщина соглашается стать женой охотника из рода Кэнтаан (1137: с.44).

Слово «кайгусь» в современном кетском употребляется в общем значении «удача», «волшебный» («мудреный») — например, по отношению к белке-трехцветке, шкурка которой сохранялась как «фарт», талисман (1137: с.44). Выражение кайгусь-кет означает «удачливый человек» (1137: с.55), человек (мужчина), имеющий удачу (фарт) (1137: с.286). Кайгусь-удача может покинуть человека, если он сам или его близкие не выполняют поставленных ею условий или пытаются завладеть ею силой. Например, в одной сказке кайгусь, ставшая женой, уходит после того, как свекор, пытаясь заставить ее заговорить, спрятал поварешку и она, вынужденная черпать из горячего котла рукой, обожглась (аналогичный мотив о лесной женщине имеется в фольклоре хантов) (1137: с.280).Также охотник мог потерять свою кайгусь, если его реальная жена не совершает необходимых обрядов очищения (1137: с.44).

Известны также сюжеты о девушке, отставшей в лесу от людей и взятой кайгусем-медведем в жены. Ее осиротевшие родители с этого момента перестают голодать, добывают много пушнины и дичи. Дочь является к ним через год, просит о ней не беспокоиться и заверяет, что впредь они всегда будут с добычей. Аналогией этого сюжета является текст о девушке, попадающей к ульгусю — мифологическому хозяину водной стихии, рыб. Она становится его женой, а тоскующие родители начинают добывать много рыбы. В варианте, записанном М.Н.Валл, удача распространяется при этом и на охотничий промысел. Ульгусь (или его мать), как и кайгусь, наказывает людям впредь исполнять необходимые для воспроизводства улова правила (например, собирать и спускать в воду кости рыб). Эти правила соблюдались кетами и в реальной практике (1137: с.44-45).

Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Штучка (минимум инфы, как правило из одного источника, по существу просто попавшемуся под руку, с большой вероятностью, что больше о нем не найти)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
0
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/kaigus
Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:
Ареал обитания: Арэал рассялення: Areał zamieszkiwania: Ареал проживання: Habitat area:
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:
Физиологическая классификация: Фізіялагічная класіфікацыя: Fizjologiczna klasyfikacja: Фізіологічна класифікація: Physiological classification:

Comments

Отправить комментарий

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите слова, показанные на картинке ниже. Это необходимо для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя спам-бота. Спасибо.
2 + 11 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. То есть для 1+3, введите 4.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Чодыра оза — в фольклоре марийцев (черемисов) дух-покровитель леса, податель лесных благ и одновременно воплощение связанных с лесом опасностей
Леший — в славянской мифологии дух леса
Гаюн — в белорусской мифологии лесной дух, вид лешего
Верлиока — в восточнославянских сказках чудовищное агрессивное лесное создание, которое убивает объединённая группа людей, животных и предметов
Метсаваймы — в эстонской мифологии лесные духи, оборотни, способные перекидываться в животных, принимать человеческий и получеловеческий образ
Земляной олень — в мифологии коми (также ряда народов Сибири и Дальнего Востока) рогатое существо (полузверь-полурыба), образ которого возник в результате знакомства с останками тел мамонтов
Доотам — в фольклоре кетов, одного из малых народов Западной Сибири, женское злокозненное существо, живущее в тайге и горах, способное погубить человека даже своим криком
Лесавки — в белорусском фольклоре мелкие лесные духи, дети лешего и кикиморы
Моховик — по славянской мифологии дух мшистых болот, самый маленький из лесных духов
Купальский дедок — в белорусском фольклоре добрый лесной дух, собирающий "папараць-кветку" в купальскую ночь
Пущевик — в белорусском фольклоре хозяин ограниченного участка нетронутого леса (пущи), исключительно враждебный человеку
Альсеиды — в древнегреческой мифологии нимфы рощ
Лошолич — в цыганском фольклоре страшный лесной дух, лохматый зубастый леший с длинными отвисшими ушами
Руна — в словацком фолькоре женский дух-хранитель золота и сокровищ, расположение которых может рассказать человеку в обмен на его ребёнка
Гыргалица — в словацком и польском фольклоре гигантская лесная женщина с чёрными ногами, которая ловит мужчин и душит их, засовывая свою грудь жертве в рот
Курупира — в бразильской мифологии дух леса, объединивший в своих чертах поверья местных индейцев и африканских переселенцев
Гейкалек — в чешской мифологии вредный лесной дух, окликающий эхом, заставляющий блудить или вообще наваливающийся на человека невидимым грузом
Ератники — в белорусской и русской мифологии проклятые колдуны, обреченные после смерти возвращаться упырями, вредить людям или друг другу
Пэн-хоу — в китайском и впоследствии в японском фольклоре дух тысячелетнего камфорного дерева
Медулина — согласно чешского фольклора, лесная белая пани, дух-покровитель диких пчел и меда