Копша
Копшав белорусском фольклоре дух, охранитель кладов, закопанных в землю (в частности, в могилы)
Копшав белорусском фольклоре дух, охранитель кладов, закопанных в землю (в частности, в могилы)
Копшав белорусском фольклоре дух, охранитель кладов, закопанных в землю (в частности, в могилы)
Копшав белорусском фольклоре дух, охранитель кладов, закопанных в землю (в частности, в могилы)
Копшав белорусском фольклоре дух, охранитель кладов, закопанных в землю (в частности, в могилы)

Похоже, изначально именем "Копша" на территории нынешних минской и могилёвской областей (центральная и восточная Беларусь) называли языческое божество, хозяйку царства мёртвых.

"Копша — хтанічнае боства, валадарыня царства мёртвых. Копша уяўлялася страшнай, задымленай, у сажы і смале, неахайнай жанчынай (параўн. Сопуха). Жыве у дамавінах, старых магілах, турбуе нябожчыкаў, асабліва тых, каму у магілу не паклалі грошы ды іншыя неабходныя рэчы. Ахвяраванні Копшы рабіліся падчас паганскай трызны, на Радаўніцу. Копша згадвалася у прымаўцы: «3 грашыма і Копшы дагодзіш»."

П.Шпилевский "Белорусские народные поверья"
Ст.3. СПб., 1852. с.60-61 (291: с.254)

Однако со временем хтоническое божество, как и другие многочисленные персонажи языческих пантеонов, было низвергнуто христианством в ранг мелких нечистиков.

"Мы не будем тратить время и бумагу, доказывая, что никаких богинь мертвых, тем более в виде грязной, испачканной смолой женщины по имени Копша, восточнославянская мифология не знает. В данном случае нас интересует лишь достоверность самой лексемы и наличие у нее какого-либо мифологического значения. Следы этого слова нам удалось отыскать пока у трех достаточно надежных авторов — Носовича, Максимова и Зеленина. Фиксирует это слово и Белорусско-русский словарь (Слоўник 1962), но явно с ссылкой на Носовича. Носович дает следующее толкование:

"Кoпша — могильщик, могильный дух, для приобретения благосклонности которого клали деньги в гроб с покойниками. Слово, вышедшее из употребления и оставшееся только в пословице: " грошами и копше догодзишь".

Словарь бѣлорусскаго нарѣчія, составленный И.И.Носовичемъ, 1870 (952: с.246; 297: с.339)

Как видим, в сообщении Носовича подтверждается связь этого персонажа с миром мертвых, хотя и говорится о выходе лексемы из употребления. У Зеленина копша упоминается среди духов кладов — кладовика, кладового, лаюна, щекотуна (447: с58). Лексемы кладовик и кладовой зафиксированы в Словаре русского языка (СлРЯ 4/3, с.923,924), лаюн и щекотун, идущие в общем ряду, надежно подтверждаются Черепановой (1094: с.50) как вологодские обозначения духов кладов (со ссылкой на Тенишевский архив). Что касается копши, то, на наш взгляд, Зеленин заимствовал это слово вместе с другими названиями духов кладов у Максимова, которой, как известно, для своей работы использовал материалы Тенишевского архива и который считает копшу элементом белорусской мифологии. Перечисляя духов кладов он пишет:

"В Белоруссии этот дух кладов превратился в маленького бога — Копшу, которого просят указать место кладов и помочь их отрыть, а при удаче благодарят, оставляя в его пользу известную часть добычи."

С.В.Максимов "Нечистая, неведомая и крестная сила" (206: с.159; 297: с.339)

Как видим, Максимов и Носович приписывают копше совершенно разные функции, хотя и связанные с подземельной сферой, однако и тот, и другой считают саму лексему вполне достоверной. Это дает повод не записывать копшу в разряд безнадежных фантомов, а продолжить разыскание других материалов" (297: с.339).

Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Заглушка (пустая страница, созданная чтобы застолбить неопределенно запланированную статью, либо чтобы прикрыть ведущую из другой статьи ссылку)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
No votes yet
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/kopsha
Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:

Comments

korg Re: Копша
korg's picture
Статус: оффлайн

Взял на себя ответственность по паспортизации всех статей. Классификация экспериментальная, прошу сильно не пинать )

Экстранаучная классификация

- статус — сущности
- домен — омнидии-повседневности
- тип — хранители
- класс — промежные
- семейство — кладовые
- род — кладовые
- вид — КОПША ЦЕНТРАЛЬНОБЕЛАРУСКАЯ

Наднациональный таксон

- Кладовые духи

Физиология

- Человек

Дополнительные способности-особенности

- Одаривание

Культурно-географическая

- Белорусская мифология и фольклор

24 August, 2017 - 17:36

Отправить комментарий

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите слова, показанные на картинке ниже. Это необходимо для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя спам-бота. Спасибо.
11 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. То есть для 1+3, введите 4.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Кладовик — согласно славянских поверий, дух, охраняющий клады
Скарбник — в славянском фольклоре дух, верный хранитель богатств своего хозяина, а также заколдованных кладов
Купальский дедок — в белорусском фольклоре добрый лесной дух, собирающий "папараць-кветку" в купальскую ночь
Блуждающие огоньки — таинственные природные явления или мифологические существа, наблюдаемые по ночам на болотах, полях и кладбищах
Плачка — по белорусскому фольклору призрачная прекрасная плакальщица в белом платье и черном головном уборе
Русалки — в славянской мифологии духи водоемов, в которых превращаются умершие девушки, утопленницы, некрещёные дети
Водяной — в славянской мифологии злой дух, воплощение стихий воды как отрицательного и опасного начала
Вий — воспетый Гоголем персонаж восточнославянского фольклора, чей смертоносный взгляд скрыт под огромными веками
Зюзя — в белорусской мифологии дух зимы, воплощение холода, а также локальный аналог Деда Мороза
Гарцуки — по белорусскому поверью духи стихий, которые в облике птиц делают непогоду сильными размахами крыльев
Болотник — в славянской мифологии хозяин болота, затягивающий людей в трясину
Оржавеник — по белорусским поверьям один из болотников, хозяин болота, покрытого ржавчиной
Леший — в славянской мифологии дух леса
Лесавки — в белорусском фольклоре мелкие лесные духи, дети лешего и кикиморы
Лаюн — согласно славянским поверьям: дух, превращающийся в пса и лаем охраняющий клады
Злыдни — в славянском фольклоре мелкие пакостные создания
Злыдня — в белорусском фольклоре недоброе существо в образе невидимой женщиной без языка, глаз и ушей
Кикимора болотная — в славянской мифологии злобный женский дух, живущий в болотах и топях
Стуканцы — в корнуоллском фольклоре горные фейри, искусные рудокопы, которым известно местонахождение каждой жилы в толще скал
Домовой — у славян (а также в ряде других культур) дух-хранитель дома