Знич
Зничнеугасимый огонь в белорусской и литовской мифологиях; священный огонь, воплощение памяти
Зничнеугасимый огонь в белорусской и литовской мифологиях; священный огонь, воплощение памяти
Зничнеугасимый огонь в белорусской и литовской мифологиях; священный огонь, воплощение памяти
Зничнеугасимый огонь в белорусской и литовской мифологиях; священный огонь, воплощение памяти
Зничнеугасимый огонь в белорусской и литовской мифологиях; священный огонь, воплощение памяти
Żniczвариант написания названия Зничи латиницейвариант написания названия Зничи латиницейвариант написания названия Зничи латиницейвариант написания названия Зничи латиницейвариант написания названия Зничи латиницей
Знічбелорусское написание названия Зничибелорусское написание названия Зничибелорусское написание названия Зничибелорусское написание названия Зничибелорусское написание названия Зничи

Жнич (Żnicz) — по прежним представлениям о литовской старине священный огонь языческо-литовский, а также жрец, поддерживавший вечный огонь. На самом деле слово это происходит от древне-литовского zinis и означает ведуна, шептуна, действие которого по-литовски называется "жинаути" (zinoti — ведать, знать). О мнимом алтаре Жнича, огне Жниче писали Нарбут, Крашевский, Нарушевич, Афанасьев, Карлович, Мержинский.

"Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона" (167)

Знич — бог священного погребального огня, превращал тела и вещи покойника в пепел. Он же гасил зничку — звезду, зажженную в час рождения человека богом Родом.

"Ярила, Девоя и Перелет-трава. Древняя мифология белорусов" (365)

В различных мифологических словарях и энциклопедиях «знич» определяется как священных огонь древних литовцев (как жмуди, так и литвинов). Однако на самом деле это скорее некий достаточно общий образ, нежели имя собственное для священного языческого пламени. Образ этот до сих пор не получил однозначной трактовки в мифоведческой и фольклористичной литературе. И тому есть целый ряд филологических, политических, искусствоведческих и исторических причин.

В целом же историки таки сходятся во мнении, что у древних язычников, существовавших на территории современной Беларуси, значительно позже «всеобщей» христианизации (для справки — последнее действующее капище в Минске было демонтировано только в 20-х годах ХХ века, а его жрец — репрессирован в 30-х годах; это было реально действовавшее языческое святилище, фактически последнее в Европе) огонь играл весьма существенную роль. Особое значение имели огни, поддерживавшиеся в крупных языческих святилищах типа Вильни (исторически белорусский город, столица современного государства Литва), Волина или Ромова: "святость места Ромова основывалась на уважении народа к неугасимому огню, который горел там при неусыпном надзоре жрецов, обязанных поддерживать его дубовыми ветвями и обрубками из священной рощи. Когда пруссы подчинились владычеству крестоносцев, в собственной Литве образовался от¬дельный религиозный центр с своим общественным огнем (Зничем), который пылал в храме, построенном в Вильне, и был погашен только с принятием христианства" (9).

…ў Вільні гарэў свяшчэнны вечны агонь, у які паганскія жрацы ўвесь час падкідвалі дровы, каб ён не згас… Польшчы Ягайла падчас прыезду ў 1387 годзе у Літву з мэтай увядзення каталіцтва загадаў патушыць вечны агонь, разбурыць свяцілішча і алтар, на якім складвалі ахвярапрынашэнні. У часе будаўніцтва Віленскага катэдральнага касцёла яго галоўны алтар быў узведзены "… на тым месцы, дзе палаў агонь, які (паганцы) фальшыва лічылі вечным, каб паганская памылка стала ўсім больш відавочнай". Падчас археалагічных даследаванняў у сутарэннях касцёла выяўленыя сляды паганскага свяцілішча і ахвярніка...
Паводле звестак іншых храністаў, незгасальны агонь Зніч гарэў таксама на алтары ў буйным культурным цэнтры Рамове, а ў Воліне, які размяшчаўся ў вусці ракі Орда (Польшча) і дзе знаходзілася свяцілішча найвышэйшага паганскага боства, Зніч палаў у катле (291).

...в Вильне горел священный вечный огонь, в который языческие жрецы все время подкладывали дрова, чтобы он не потух... Король Польши Ягайло во время приезда в 1387 году в Литву с целью введения католичества приказал потушить вечный огонь, разрушить святилище и алтарь, на котором складывали жертвоприношения. Во время строительства Виленского кафедрального костела его главный алтарь был возведен "на том месте, где пылал огонь, который (язычники) фальшиво считали вечным, чтоб языческая ошибка стала всем еще более очевидной". Во время археологических исследований в подвалах костела были выявлены следы языческого святилища и жертвенника...
Согласно сведениям других хронистов, неугасимый огонь Знич горел также на алтаре в крупном культурном центре Рамове, а в Волине, который размещался в устье реки Орда (Польша) и где находилось святилище наивысшего языческого божества, Знич пылал в котле.

В древности "по свидетельству Петра Епископа «Знич», вечный огонь, бог стихии огня, символ души богов и жизни целаго мира, был боготворим и поддерживаем с величайшим тщанием и благоговением в отдельных храмах, окруженных крепкими стенами. Огонь пылал или в честь всех богов, или пред лицом единаго непостижимаго Существа, которое было силою и душею как богов, так и целаго света. Из всего того, что об этом огне известно из летописцев, можно дать веру тому мнению, что почитание Знича относится к самой отдаленной древности и занесено в Литву предками литовцев с востока. Историческия сказания свидетельствуют, что литовцы в XIV столетии таили и скрывали в глубине неприступных лесов священные свои огни и были вполне убеждены, что угасание их грозит погибелью всему литовскому народу" (*).

Основной же вопрос, по которому разгораются практически все околозничевые споры, касается того, что же именно обозначалось понятием «знич» и откуда это слово взялось. Действительно, впервые в историко-мифологической литературе термин «знич» и упоминание священного огня жмуди и литвы появляется в работе Яна Длугоша «Historiae polonicae libri XIII ab antiquissimus temporibus». В ней говорится, что «зничем» называли жреца, который поддерживал огонь в святилище: "в книге X на странице 109 пишет под 1387 годом, что вечный огонь был поддерживаем „а sacerdote, qui Zincze арреllabatur“, то есть священником, который назывался Зинче" (*). В продолжение этой традиции принято считать, что само слово происходит от древне-литовского (жмудского) žynis и означает ведуна, шептуна, действие которого называется «жинаути» (литовское "žinoti" — знать, ведать) (167).

Вместе с тем более поздние историки часто, вполне вероятно, что и в результате ошибочного прочтения Длугоша (*), понятием «знич» обозначали уже не жреца, служителя огня, а сам священный огонь, равно как и место, где он горел. Причем, и само прочтение этого понятия временами различалось – «Знич», «Зинч», «Зинич»:

У польскага храніста XV стагодзя Мацея з Мехава замест Зніча у тым жа значэнні ўжыта назва Zincz (Зінч).

Гісторыкі XVI стагоддзя А. Гваньіні і М. Стрыйкоўскі ўжывалі назву "Зніч" у значэнні "вечны агонь".

У XIX стагоддзi даследнікі міфалогіі А. Мяржынскі і Акялевіч лічылі, што сапраўдная назва "Зніч" была "Зініч" і абазначала месца, дзе стаяла капішча з гарэўшым на ім нязгасным агнём. На думку этнографа А. Карловіча, назва "Зніч" (ад літоўскага Zinicus або Zincius) абазначала святара, які падтрымліваў вечны агонь (291).

У польского хрониста XV века Мацея с Мехова вместо Знича в том же значении использовано название "Zincz" (Зинч).

Историки XVI века А. Гваньини и М. Стрыйковский использовали название "Знич" в значении "вечный огонь".

В XIX веке исследователи мифологии А. Мережинский и Акялевич считали, что настоящее название "Знича" было "Зинич" и обозначало место, где стояло капище с горевшим на нем неугасимым огнем. По мысли этнографа А. Карловича, название "Знич" (от литовского Zinicus или Zincius) обозначало священника, который поддерживал вечный огонь.

Как мы видим, помимо отсутствия консенсуса по поводу того, что же обозначало это слово: жреца, огонь или капище — нет у исследователей и единомыслия относительно того, как это понятие должно произносить.

Полемической остроты в данном вопросе добавляет и политический аспект, который заключается, с одной стороны, в некой национальной романтизации образа «знича» польскими и белорусскими историками, с другой — в перманентном критицизме части проимперски настроенных российских исследователей. Может, оно там конечно и не романтизм с критицизмом, а другое что-то с чем-то... Впрочем, в сторону политику — слово энциклопедии "Беларуская міфалогія":

У пісьмовых помніках на старабеларускай мове назва Зніч не сустракаецца, хоць беларускія мовазнаўцы выводзяць ад яе сучасны памяншальны назоўнік "знічка" — блукаючы агонь, падаючая зорка. На думку лінгвістаў, назва "Зніч", напэўна, мае той жа корань, што і агульнаславянскае слова "зной", утворанае ад zneti — "гарэць" (блізкае да рускага дыялектнага «знить, знеять» у значэнні «палымнець, тлець»; стараславянскае «зноитися»). У сучаснай беларускай мове тэрмін "Зніч" замацаваўся ў значэнні “святы агонь паганцаў”, польскае znicz абазначае “алімпійскі агонь”, “надмагільнае полымя” (напрыклад, Вечны агонь на магіле невядомага саладата), чэшскае znic – “святы агонь у старажытных літвінаў і славян”. Славянская этымалагія назвы "Зніч" (з улікам археалагічных і гістарычных звестак пра наяўнасць усходнеславянскага насельніцтва ў Вільні XII – XIV стагоддзаях) можа сведчыць пра тое, што на тэрыторыі летапіснай Літвы да Крэўскай уніі 1385 года частка насельніцтва славянізавалася, але трымалася паганства (291).

В письменных памятниках на старобелорусском языке название "Знич" не встречается, хотя белорусские языковеды выводят от нее современное уменьшительно ласкательное существительное "зничка" — блуждающий огонь, падающая звезда. По мысли лингвистов, название "знич", вероятно, имеет тот же корень, что и общеславянское слово "зной", производное от zneti — "гореть" (близкое русскому диалектному "знить, знеять" в значении "пламенеть, тлеть"; старославянское "зноитися"). В современном белорусском языке термин "Знич" закрепился в значении "святой огонь язычников", польское "znicz" обозначает "олимпийский огонь", "надмогильное пламя" (например, Вечный огонь на могиле неизвестного солдата), чешское znic — "святой огонь у древних литвинов и славян". Славянская этимология названия "Знич" (с учетом археологических и исторических сведений про наличие восточнославянского населения в Вильне XII – XIV веках) может свидетельствовать про то, что на территории летописной Литвы до Кревской унии 1385 года часть населения славянизировалось, но придерживалось язычества.

Когда бы ни появился "знич" и чтобы он ни значил изначально, сегодня это уже укорененный элемент мифологии. Не сугубо кабинетной, может, и не самой-присамой древней. Зато живой, развивающейся, набирающей популярность. Толи как поэтический театр одного актера, толи как паган-фолк группа. А вот лично мне очень по душе, что этот образ связывается с памятью, с данью предкам.

И ведь для актуальной мифологии, для того, что живет в массовом сознании здесь и сейчас, зачастую абсолютно непринципиально, когда зародился образ — тысячи лет назад как Кербер или ему нет и пары сотен лет как Зубной фее.

Потому что тот, кто не помнит прошлого, тот не имеет будущего.

Статус статьиСтатус артыкулаStatus artykułuСтатус статтіArticle status
Процессия (незаконченная статья в процессе написания)
Подготовка статьиПадрыхтоўка артыкулаPrzygotowanie artykułuПідготовка статтіArticle by
Ваша оценка: Нет. Рейтинг: 9 (Всего голосов: 1)
Адрес статьи в интернетеАдрас артыкулу ў інтэрнэцеAdres artykułu w internecieАдрес статті в інтернетіURL of article: //bestiary.us/znich-0
Культурно-географическая классификация существ: Культурна-геаграфічная класіфікацыя істот: Kulturalno-geograficzna klasyfikacja istot: Культурно-географічна класифікація істот: Cultural and geographical classification of creatures:
Псевдо-биологическая классификация существ: Псеўда-біялагічная класіфікацыя істот: Pseudo-biologiczna klasyfikacja istot: Псевдо-біологічна класифікація істот: Pseudo-biological classification of creatures:

Comments

korg Re: Знич
Изображение пользователя korg.
Статус: оффлайн

Взял на себя ответственность по паспортизации всех статей. Классификация экспериментальная, прошу сильно не пинать )

Экстранаучная классификация

- статус — сущности
- домен — омнидии-повседневности
- тип — воплощения
- класс — стихийные
- семейство — элементальные
- род — огненные
- вид — ЗНИЧ ЛИТВИНСКИЙ

Наднациональный таксон

- Элементали

Физиология

- Огонь

Среда обитания

- Памятники, Кладбища

Культурно-географическая

- Белорусская мифология и фольклор, Литовская мифология и фольклор

2 июня, 2017 - 09:52

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Only registered users can post a new comment. Please login or register. Only registered users can post a new comment. Please login or register.

Еще? Еще!

Гарцуки — по белорусскому поверью духи стихий, которые в облике птиц делают непогоду сильными размахами крыльев
Жыж — в белорусском фольклоре дух огня, который постоянно расхаживает под землей, испуская из себя пламя
Ундина — в средневековых поверьях дух воды, прекрасная женщина, заманивающая путников в воду
Блуждающие огоньки — таинственные природные явления или мифологические существа, наблюдаемые по ночам на болотах, полях и кладбищах
Сербай — в белорусском и литовском фольклоре антропоморфное существо, персонификация голода
Железный человек — в фольклоре Полесья мифический железный великан, живущий в болоте или заболоченном лесу и охраняющий свою территорию от посягательств и незваных гостей
Феникс — мифическая птица, сжигающая себя и возраждающаяся из пепла
Русалки — в славянской мифологии духи водоемов, в которых превращаются умершие девушки, утопленницы, некрещёные дети
Водяной — в славянской мифологии злой дух, воплощение стихий воды как отрицательного и опасного начала
Вий — воспетый Гоголем персонаж восточнославянского фольклора, чей смертоносный взгляд скрыт под огромными веками
Зюзя — в белорусской мифологии божество зимы, воплощение холода, также локальный аналог Деда Мороза
Болотник — в славянской мифологии хозяин болота, затягивающий людей в трясину
Оржавеник — по белорусским поверьям один из болотников, хозяин болота, покрытого ржавчиной
Леший — в славянской мифологии дух леса
Лесавки — в белорусском фольклоре мелкие лесные духи, дети лешего и кикиморы
Кладовик — согласно славянских поверий, дух, охраняющий клады
Скарбник — в славянском фольклоре дух, верный хранитель богатств своего хозяина, а также заколдованных кладов
Злыдни — в славянском фольклоре мелкие пакостные создания
Злыдня — в белорусском фольклоре недоброе существо в образе невидимой женщиной без языка, глаз и ушей
Кикимора болотная — в славянской мифологии злобный женский дух, живущий в болотах и топях